Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

Биржам не хватает природных ресурсов



Россия является одним из крупнейших в мире производителей нефти и газа, цветных и драгоценных металлов, зерна и древесины. Но крупнейшие отечественные производители и потребители товаров ориентируются на мировые цены и предпочитают торговать на зарубежных площадках. Российские биржи используют любые возможности, в том числе административные, чтобы вернуть их обратно.
Товары уходят на Запад
Первый опыт построения биржевой торговли в реформируемой России был быстротечным. В 90-х годах прошлого века многочисленные российские товарные биржи торговали всем чем угодно: нефтью и металлом, автомобилями и сейфами, одеждой и земельными участками. "В те годы профучастники имели две-три сотни лицензий на осуществление товарной биржевой деятельности",— вспоминает вице-президент Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи Михаил Темниченко. Но постепенно хозяйственная жизнь в стране налаживалась, и существовавшая система биржевой торговли товаров оказалась не нужна. Одни биржи преобразовались в торговые дома, другие — тихо умерли.
По данным Федеральной службы по финансовым рынкам, на сегодняшний день в России существует 28 товарных бирж. Вместе с тем, по оценке участников рынка, из них реально работает не более десятка. Причем бирж, осуществляющих торговлю срочными контрактами на товары, еще меньше — РТС, Национальная товарная биржа (НТБ), биржа "Санкт-Петербург" и Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа (СПбМТСБ). Впрочем, предложения этих торговых площадок пока не блещут разнообразием. На бирже "Санкт-Петербург" торгуется расчетный фьючерсный контракт, а на СПбМТСБ — поставочные фьючерсные контракты на летнее дизельное топливо. НТБ предлагает своим клиентам поставочные фьючерсы на пшеницу, рис и рисовую крупу. Наиболее широкую линейку срочных продуктов имеет РТС — это и расчетные фьючерсы на нефть Brent и Urals, на дизельное топливо, расчетные контракты на медь, золото, палладий, платину, а также поставочный фьючерс на сахар и расчетные на сахар-сырец и пшеницу.
Эксперты указывают на уверенные темпы роста российского срочного рынка. Так, в 2008 году суммарный объем торгов с товарными контрактами на РТС составлял 158 млрд руб., а уже в 2009 году он вырос на 65%, до 262 млрд руб. В прошлом году объем торгов вырос более чем в два раза и составил 563 млрд руб. За неполные три месяца текущего года объем торгов превысил 225 млрд руб. Однако эти показатели существенно проигрывают показателям западных бирж. Общая торговая стоимость сделок на LME составила $11,6 трлн в 2010 году, на 56% превысив показатель 2009 года ($7,4 трлн), хотя по сравнению с 2008 годом рост составил всего 13% ($10,2 трлн).
По словам директора департамента срочного рынка РТС Евгения Сердюкова, в настоящее время в торгах срочными контрактами принимают участие представители финансового сектора, банки и инвестиционные компании, компании промышленного и агросектора, а также частные инвесторы. "Поставочные фьючерсы в любом случае берут как реальные продавцы/покупатели товара (хеджеры), так и спекулянты, предоставляющие дополнительную ликвидность рынку",— отмечает главный специалист отдела инвестиционного консультирования БД "Открытие" Константин Бушуев. Вместе с тем, по мнению руководителя управления операций на глобальных товарно-сырьевых рынках "ВТБ Капитала" Сергея Тимоховича, на российском срочном рынке сейчас работают "в основном небольшие инвесторы, которые пытаются что-то заработать, используя либо спекулятивную стратегию, либо пытаясь проводить арбитражные операции на российском и международных рынках".
Представители промышленности и брокерские компании предпочитают работать на зарубежных площадках. "Для очень многих участников рынка зарубежный товарный рынок является альтернативой российскому, поскольку западный товарный рынок для России, как страны экспортера, в настоящее время главный индикатор ценообразования",— сожалеет ведущий специалист по биржевым товарным рынкам "Алор Инвест" Алексей Уланов. "Производители товаров все еще мало и неактивно участвуют в российском срочном рынке, чего не скажешь об их высокой активности на зарубежных товарных площадках. К примеру, "Норильский никель" довольно активный участник на LME",— отмечает Константин Бушуев. Отечественные компании, работающие на российском рынке, также зачастую используют западные механизмы для хеджирования рисков в России. Как поясняет Сергей Тимохович, "связано это с механизмом ценообразования многих российских продуктов товарно-сырьевого сегмента, которые хоть и торгуются в России, прямо или косвенно привязаны к международным биржевым и внебиржевым площадкам". Наиболее ярко это заметно на рынке нефти (цена российской Urals привязана в значительной степени к цене североморской Brent), драгоценных металлов (ЦБ выставляет свои котировки на основе лондонского фиксинга), цветных металлов (компании ориентируются на цены LME). "Сейчас крупные производители и потребители товаров только начинают снова работать на бирже,— объясняет Михаил Темниченко.— При этом финансовые институты предпочитают торговать фьючерсами на акции или индексы, а не товарными контрактами".
Административный ресурс
Основным недостатком российского срочного товарного рынка является его низкая ликвидность. Контракты с ближайшими сроками исполнения (один-три месяца) еще более или менее активно торгуются, но более длинные инструменты почти никто не покупает. "Открывая позиции на срочном товарном рынке, компании стремятся защитить свой реальный актив,— поясняет вице-президент отдела продаж производных финансовых инструментов "Ренессанс Капитала" Ольга Данилова.— Но из-за низкой ликвидности на внутреннем рынке товарных деривативов существуют риски того, что в какой-то момент закрыть позицию будет невозможно". Конечно, и на западных биржах наиболее ликвидными являются контракты с ближайшим сроком исполнения. Однако нередко ликвидными остаются и контракты со сроком исполнения через год. "Используя линейку продуктов западных площадок, можно застраховать любые возможные риски компании, что пока еще находится в стадии развития на российском рынке",— отмечает Ольга Данилова.
Да и сами размеры контрактов на западных биржах нередко на порядки превосходят объемы российских. Что является предпочтительным условием для крупного игрока. Так, среднедневной объем торгов ближайшего контракта на поставку нефти марки Brent на РТС с начала марта составил 36,4 тыс. контрактов. На IPE этот показатель в три раза больше и составляет около 100 тыс. контрактов. Несмотря на видимую близость показателей, стоит учитывать, что объем российского контракта составляет 10 баррелей североморской нефти, в то же время в Лондоне — 1000 баррелей, то есть в 100 раз больше. Таким образом, получается, что ликвидность на IPE в несколько сотен раз больше, чем на российском рынке. Поэтому большинство клиентов российских банков и инвестиционных компаний пользуется услугами более ликвидных западных площадок. "На западных рынках есть возможность заключать контракты на более выгодных условиях на крупные суммы, создавать на их основе сложные структурированные продукты. Присутствие глобальных игроков позволяет поддерживать высокую краткосрочную ликвидность портфелей",— подчеркивает аналитик "Флеминг Фэмили энд Партнерс" Алевтина Воронова.
Низкая ликвидность рынка лишает интереса к нему крупных производителей и потребителей продукции, а заодно и финансовых посредников. При этом отсутствие этих категорий игроков не способствует повышению ликвидности рынка. Образуется замкнутый круг. Чтобы его разорвать, потребуется создание спотового рынка. "Опыт введения в обращение фьючерсных контрактов на зерно, сахар и другие продукты показывает, что без привязки контракта к цене базового актива и, как следствие, при отсутствии производителей и потребителей товара срочный рынок не развивается",— отмечает Алексей Уланов. По словам Михаила Темниченко, если просто запустить фьючерсный контакт на продукт, у которого нет истории, а следовательно, нет возможности проанализировать этот инструмент, получится "черный ящик". "Поэтому мы шли от спотового рынка к срочному",— подчеркивает эксперт. Однако в данном случае без вмешательства государства в процесс становления биржевой торговли не обошлось. В 2008 году было принято постановление правительства России "Об организации мероприятий по закупке и поставке нефти и нефтепродуктов через товарные биржи", которое и дало фактическое начало СПбМТСБ.
Но биржи не оставляют попытки и финансово заинтересовать производителей продуктов в торговле срочными инструментами. По мнению гендиректора НТБ Сергея Наумова, в настоящее время товарный рынок характеризуется нехваткой свободных денежных средств, несмотря на то что есть желание и необходимость страхования ценовых рисков с использованием фьючерсных контрактов. Данную задачу биржа предлагает решать за счет внедрения схемы кредитования участников торгов банками под залог зерна будущего урожая с использованием поставочных фьючерсов. "Внедрение такой схемы позволит решить проблему недостатка финансовых ресурсов у производителей и существенно снизит риски банков при их кредитовании",— считает Сергей Наумов. Внедрение схемы на товарном рынке позволит расширить объемы кредитования реального сектора экономики. По словам Сергея Наумова, в настоящее время такая работа ведется с Россельхозбанком, а также со страховыми компаниями. Кроме того, в целях снижения затрат участников на гарантийное обеспечение планируется развитие системы управления рисками на рынке товарных фьючерсов.
Чтобы заинтересовать новых игроков и, таким образом, повысить общую ликвидность срочного товарного рынка, российские биржи планируют расширение линейки продуктов. В частности, к концу апреля НТБ совместно с Национальным союзом производителей молока планирует запустить торговлю контрактами на сухое молоко. На СПбМТСБ в середине года планируют запустить фьючерсы на бензин. Кроме того, на повестке дня — нефть, зерно и минеральные удобрения. "В итоге мы получим сбалансированную и широкую линейку продуктов, которая сможет замкнуть два очень больших сектора реальной экономики — добывающий сектор и сельское хозяйство, а также сектора, с ними связанные,— транспорт и энергетику",— надеется Михаил Темниченко. Для повышения комфорта биржа собирается привлечь гарантированных поставщиков продукции, а также договориться с финансовыми маркет-мейкерами, которые создадут первоначальную ликвидность. Однако первые результаты этой деятельности проявятся не раньше следующего года.
Виталий Гайдаев

Коммерсантъ
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_997.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru