Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

В режиме промсборки в России не работает ни один производитель грузовиков



В 2007 году Volvo совместно с дочерней Renault Trucks стали первопроходцами среди зарубежных компаний, приступив к строительству первого в России завода полного цикла по сборке импортных грузовиков. Старт производства пришелся на пик кризиса — январь 2009 года. Даже сейчас объемы производства очень далеки от заявленных мощностей (10 тыс. грузовиков Volvo и 5 тыс. Renault в год). Тем не менее Volvo иRenault Trucks уже заявили, что готовы дополнительно инвестировать в свой калужский завод 150 млн евро в ближайшие пять лет и рассчитывают работать в рамках режима промсборки. О том, как скоро калужский завод выйдет на заявленные мощности, зачем Renault Trucks потребовалось развертывать сборку своих грузовиков на екатеринбургском заводе «Амур», а также чем их привлекает промсборка, корреспонденту РБК daily ЕВГЕНИИ СЕРГИЕНКО рассказывает гендиректор «Рено Тракс Восток» ФАБРИС ГОРЛЬЕ.
— Как компания закончила 2010 год?
— В 2010 году мы увеличили свои продажи втрое. Было продано около 900 грузовиков, из них 234 купила компания X5. В целом год стал для нас удачным. Увеличились объемы производства в Калуге. Мы начинали с трех грузовиков в день, в марте этот показатель вырастет до шести, а к концу года планируем собирать до девяти грузовиков в день. Надеемся, что теперь мы можем называться российским производителем. Максимум, который мы можем производить на заводе в Калуге, — 5 тыс. грузовиков в год. В прошлом году этот показатель составил около 300 грузовиков.
— Как обстоят дела с созданием производства в Екатеринбурге?
— В прошлом году мы подписали соглашение о намерениях с екатеринбургской стороной. На сегодняшний день это решение не финализировано и переговоры пока продолжаются. Так как у нас налажено производство в Калуге, речь шла не о строительстве нового завода, а о сборке автомобилей средней тоннажности на заводе «Амур». Планируем принять решение уже в конце марта этого года.
— Вы планируете еще где-либо организовать производство?
— Наш завод в Калуге — единственный завод Renault Trucks за рубежом. Это еще раз подтверждает наши намерения относительно российского рынка. Еще два завода есть во Франции и одно СП в Турции.
— Как изменилась ваша доля на российском рынке.
— Наша доля на российском рынке практически не изменилась и составляет сейчас 7% среди иностранных брендов. Мы выросли вместе с рынком.
— Планируете ли участвовать в программе утилизации грузовиков, которая должна стартовать уже в следующем году?
— Действительно, такая программа планируется на российском рынке. В принципе, мы поддерживаем эту идею, так как она позволит обновить автопарк и сделает его более экологичным. Однако проблема в том, что, скорее всего, к программе будут допущены не все бренды. Вероятно, это будут компании, работающие в России в режиме промсборки, а также российские производители. Но дело в том, что в таком режиме в России пока не работает ни одна грузовая компания. Совместно с нашими партнерами Volvo мы подали заявку на получение льгот режима промсборки, и, вероятно, до конца марта будет принято окончательное решение.
— Вы сможете выполнить все условия режима промсборки?
— Это программа большой сложности, поскольку изначально при разработке данного режима никто не принимал во внимание производителей грузового транспорта, и заявленные объемы просто непроходимы для грузовиков. Весь рынок тяжелого грузового транспорта меньше чем 350 тыс. машин в год. Поэтому мы подали заявку на локализацию отдельных компонентов — шасси, кабины и так далее. Если все будет нормально, позже подадим заявку на участие в утилизационной программе. Очень хотелось бы в ней участвовать, но от нас пока мало что зависит.
— Планируете ли в будущем создавать партнерство с кем-то из российских игроков?
— Поскольку мы входим в группу Volvo, никаких переговоров в этом направлении нами пока не ведется. Но, конечно, мы не хотим упускать какую-либо возможность, которая позволит нам стать лидерами на российском рынке среди иностранных брендов.
— Какие планы у компании на текущий год?
— У нас очень амбициозные планы. В этом году мы рассчитываем продать 2 тыс. машин, в следующем — 3,5 тыс., а еще через год — 4,5 тыс. машин. Согласно нашим планам 80% продаваемых «Рено Тракс Восток» автомобилей будет производиться в Калуге — в расчете на российский, белорусский и казахстан­ский рынки.
— Сравните российский и европейский рынки.
— В Европе рынок поделен между семью ключевыми производителями. Доля каждого из них приблизительно одинакова и составляет 10—20%. В России ситуация другая — огромные доли рынка у КамАЗа и группы ГАЗ, а остатки делят между собой европейские и азиатские бренды. Нас интересует российский рынок, поскольку его потенциал сравним с потенциалом всей Восточной Европы. Возможно, отечественные производители грузового транспорта постепенно будут сдавать свои позиции и терять долю на рынке, как это происходит с легковыми автопроизводи­телями.
— Кто для вас главный конкурент на российском рынке?
— MAN.
— А почему вы не считаете конкурентом КамАЗ?
— КамАЗ почти вдвое дешевле, чем Renault Trucks, соответственно, и каче­ство ниже. Конечно, КамАЗу тяжело слышать такое, но ведь это реальность.
— Вернемся к программе утилизации. Скидка за новый автомобиль в ее рамках вряд ли будет превышать 150—200 тыс. Будет ли она существенной для клиентов компании, учитывая то, что ваши автомобили стоят дороже, чем, к примеру, КамАЗ?
— Наш автомобиль клиент использует на протяжении трех лет, после чего его можно продать. Машина всегда в хорошем состоянии, и финансовых потерь не будет. Если же говорить о грузовиках, которые стоят около миллиона, то, конечно, нужно делать поправку на то, что спустя некоторое время машина может выйти из рабочего состояния. Я разговаривал в Казахстане с техническими специалистами, которые занимаются закупками строительной техники и приобретали недорогие китайские грузовики. Спустя год после их использования эти машины приходилось утилизировать, так как они не были пригодны для дальнейшей эксплуатации и не было возможности заменить детали.
— А какая гарантия на ваши грузовики?
— Два года.
— Есть ли у вас собственные программы стимулирования продаж?
— Есть лизинговая программа, есть программы расширенной гарантии, сервисных платежей.
— У вас есть предложения специально для российского рынка?
— Да, у нас есть машина, которая была сделана специально для российского рынка, — «Рено Премиум Восток-3».
У нее есть специальные опции для холодного климата, а также учтены необходимые технические характеристики для непростых российских условий эксплуатации.
— Сколько у вас дилеров в России и планируется ли расширение дилерской сети?
— У нас около 28 дилеров по всей России. В 2013 году планируем увеличить их количество до 50. Мы заинтересованы в том, чтобы расширять сеть по всей России. Сейчас у нас подписан протокол о намерениях относительно открытия дилерского центра во Владивостоке.
— Как собираетесь дальше развивать производство?
— В течение пяти лет мы планируем инвестировать в калужский завод 50 млн евро. Совместно с нашим партнером Volvo получится 150 млн евро. Конечно, это произойдет в том случае, если наша заявка на работу по новому режиму промсборки будет принята.
— Сколько человек работает сейчас на заводе?
— Около 350, к концу года должны набрать около 750 человек.
— Оцените рынок на ближайшие несколько лет.
— К 2015 году мы планируем повысить свою долю на российском рынке до 16%. Европейцы все-таки возьмут значительную долю российского рынка, который все больше будет походить на европейский, особенно с введением Евро-4 и Евро-5. Мы с оптимизмом смотрим на будущее российского рынка.

РБК дейли
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_933.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru