Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

Взаимные порывы



Китай ориентирует меткомпании на диверсификацию источников поставок железной руды. В предвидении результатов этих усилий Бразилия заставляет горнорудные компании инвестировать в строительство сталелитейных заводов.
Непрерывный рост цен на железную руду и жесткий диктат ее поставщиков вынуждают сталелитейные компании искать альтернативы. Особенно бурную деятельность в этом направлении развили китайские производители, причем сейчас они используют для скупки зарубежных активов гигантские валютные резервы государства. Тем не менее пока они остро зависят от “большой тройки” горнорудных компаний: бразильской Vale и британо-австралийских BHP Billiton и Rio Tinto, которые совместно обеспечивают около 70% морских поставок железной руды.
Однако эта зависимость вполне взаимна. Бразилия и Австралия остро зависят от экспорта в Китай: поставки руды в эту страну обеспечивают значительную часть ВВП. Особенно важно это для Австралии, однако первыми озаботились проблемой бразильские власти. Озаботились — и начали принимать меры. В связи с этим возникли серьезные проблемы у Vale. Толчком послужил кризис, вынудивший гиганта объявить о планах сокращения объемов производства на 30 млн. тонн (10%) и увольнения рабочих. В феврале 2009 года компания уволила 2 тыс. человек, а позднее планировала сократить еще 5,5 тыс. рабочих мест. Правительство, которое “забыли” об этом предупредить, стало задавать вопросы руководству Vale о стратегии и нажимать на менеджмент, объясняя, что компании необходимо инвестировать в создание сталелитейных заводов.
Идея заключалась в том, что надо не только экспортировать сырье, а и организовывать производство более высоких переделов внутри Бразилии, что сократит зависимость экономики страны от внешних рынков и обеспечит создание рабочих мест. К тому же в Бразилии ожидается быстрое повышение спроса на сталь, поскольку планируются крупные инфраструктурные инвестиции в рамках подготовки к Чемпионату мира по футболу 2014 года и Олимпийским играм 2016 года.
Понятно, что конфликтовать с правительством страны, которое опосредованно владеет 51% акций Vale (через государственные пенсионные фонды и Национальный банк развития BNDES) и золотой акцией, дающей право вето (правда, без права влиять на стратегические решения), не входило в планы руководства компании. Поэтому после встречи с тогдашним президентом Бразилии, бывшим металлургом Луишем Инасио Лула да Силвой Vale заявила, что увеличивает инвестиции на 2009 год на 30% — до 12,9 млрд. долларов, причем львиную долю этих средств собирается направить именно на создание мощностей по производству более высоких переделов. Однако на самом деле на строительство сталелитейных предприятий планировалось истратить всего 343 млн. долларов, тогда как в расширение добычи железной руды планировалось инвестировать 3,86 млрд. долларов, в добычу цветных металлов — 4,08 млрд. долларов, в логистику — 2,65 млрд. долларов.
Правительство продолжило давление, причем на его экономической политике не отразилась смена президента Бразилии — новый лидер страны Дилма Руссефф (которую рекомендовал на главный пост да Сильва) одобрила двадцатилетний план развития горнорудной отрасли до 2030 года и предполагаемые реформы в сфере налогообложения. Горнорудное законодательство, принятое в 1968 году, скоро будет пересмотрено в сторону усиления контроля государства над добычей ресурсов и повышения его доли в доходах от экспорта сырья в условиях роста спроса и цен. Кроме повышения роялти, в новом законе будет зафиксировано положение, что с компаний, которые не инвестируют в создание высокопередельных производств, будут взиматься более высокие налоги. Таким образом дебаты главы Vale Роджера Аньелли с властями продолжились и после выборов. Как и да Сильва, Руссефф настаивает, чтобы Vale активнее инвестировала в создание сталелитейных мощностей. Со своей стороны Аньелли утверждает, что компания должна быть только миноритарным акционером в сталелитейных проектах, чтобы избежать конкуренции с собственными клиентами.
Однако Руссефф имеет веские причины настаивать на развитии высоких переделов: речь идет о создании внутренних потребителей добываемого сырья. Понятно, что у Бразилии велик потенциал для этого: рабочая сила и ресурсная база обеспечивают идеальные условия для создания мощной промышленности, которая будет выпускать продукцию с высокой добавленной стоимостью. Правда, разница в стоимости труда и инфраструктурные преимущества сталелитейных и алюминиевых заводов в Китае и Южной Корее будут изрядно затруднять конкуренцию бразильских предприятий с этими экономиками. Тем не менее, именно в этом плане Vale находится в выигрышном положении — бразильский гигант, как иBHP Billiton, и Rio Tinto в Пилбаре, имеет такое преимущество за счет мощной инфраструктуры. У компании есть железные дороги протяженностью более 10 тыс. километров, 216 локомотивов, девять портов и обширная флотилия транспортных судов.
С другой стороны, Vale не ограждена от рисков, связанных с зависимостью от экспорта в Китай. Железная руда составляет 78% бразильского сырьевого экспорта, и именно китайский спрос обеспечивает значительную часть этих поставок. Если же в Китае лопнет пузырь на рынке недвижимости или произойдет ревальвация китайской валюты, спрос на бразильскую руду может резко сократиться. Однако в Vale этих рисков не опасаются. Антонио Риготто, операционный директор Ferrous Resources, говорит: “Поскольку процесс урбанизации в Китае происходит быстро, внутреннее потребление и промышленное производство широкого спектра потребительских товаров неизбежно будет увеличивать спрос на сталь. Следовательно, китайский спрос на железную руду останется определяющим стимулом для бразильской горнорудной отрасли, по крайней мере, в течение ближайших пяти лет. Я считаю, что цены на руду будут расти со скоростью 20% в год еще в течение десяти лет, поскольку повышение спроса будет опережать рост поставок”.
Бразильские добывающие компании уверены, что перспективы для экспорта в среднесрочном плане будут увеличиваться, поскольку производство железной руды в Китае пойдет на спад. В отношении этого спада они, разумеется, правы. Однако необходимо учитывать, что уже через два-три года в Китай начнет поступать железная руда из других стран, в которых сейчас реализуются проекты с китайскими инвестициями. Кстати, таких проектов довольно много в Австралии, а в последнее время китайцы активно осваивают Африку. Поэтому политика правительства Бразилии вполне разумна, хотя и не слишком удобна для Vale.
Галина Резник

Укррудпром
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_924.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru