Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

Российские игроки рынка магния готовы к ответной контратаке китайцам



Рынок магния захватили китайцы, производящие металл с минимальными издержками. Одни из немногих переживших китайское вторжение — российские игроки, которые уже готовы к ответной контратаке
Металлурги наслаждаются безудержным ростом цен на свою продукцию: основные металлы по всему миру за три последних года подорожали в два-семь раз. Но одна металлургическая подотрасль в противовес общей тенденции оказалась в удручающей ситуации. С 1995−го по 2005 год магний подешевел почти втрое (в постоянных ценах).
Огорчавшая производителей динамика цен на этот металл никак не была связана со спросом. С ним-то как раз все было очень даже пристойно. Потребление магния последнее десятилетие росло высокими темпами, даже по меркам цветной металлургии. Беда в другом — металлурги из Поднебесной всего лишь за десятилетие оккупировали магниевый рынок, буквально вытолкнув с него большую часть других производителей.
Китайцы жгут
Из-за рывка китайских производителей закрылось более десятка магниевых заводов по всему миру, в их числе оказалось и опекаемое властями последнее европейское предприятие французской Pechiney, и суперсовременный канадский завод Norsk Hydro. В середине 90−х планировалось запустить несколько крупных магниевых производств с низкой, по западным меркам, себестоимостью в Австралии, Республике Конго и Исландии. Но все они были забыты после обвала цен, устроенного китайцами во второй половине прошлого десятилетия. Как и во многих других областях, представители КНР завоевали потребителей по всему миру с помощью своего традиционного козыря.
В начале 90−х мировые цены на магний находились на уровне 3,5–5 тыс. долларов за тонну, а себестоимость производства на большинстве заводов развитых стран составляла 1,8–3 тыс. долларов. Но на вновь создаваемых китайских предприятиях этот показатель оказался вдвое ниже.
О том, насколько сильно они обыгрывали конкурентов, можно судить, например, по США. Сейчас существование там единственного завода поддерживается благодаря высоким внутренним ценам на магний (вдвое выше, чем в Китае) и антидемпинговым пошлинам против китайских производителей, превышающим 100%. Правда, такие меры спасли не всех — китайцы научились «добавлять» стоимость своему металлу на дочерних предприятиях в Канаде и угробили-таки своими ценами несколько североамериканских заводов.
За счет чего же китайское производство магния может похвастаться низкой себестоимостью?
Магний находится в земной коре в изобилии (около 2%), добывать его можно из многих минералов и даже из морской воды, однако содержание извлекаемого металла, как правило, сравнительно невелико. Китаю же досталась львиная доля минерала магнезита, наиболее богатого магнием (33–36%).
Второе преимущество Китая не столь объективного характера. Магний в мире производится почти исключительно путем электролиза, а в Китае дело обстоит иначе: практически все предприятия используют так называемый пиджен-процесс. По крайне примитивной технологии магний выплавляется из исходных минералов в простом нагреваемом котле. Эту несложную работу выполняют около двух сотен мелких кустарных заводов, по словам одного из российских очевидцев, работают там «деревенские умельцы буквально на коленке» (в последние годы, правда, эти предприятия модернизируются). В развитых странах такая технология уже давно забыта, так как является очень «грязной» и требует больших затрат труда и энергии. Но в китайских условиях полного пренебрежения к природоохранным мероприятиям и крайней дешевизны ресурсов она оказалась востребованной.
Китайцы задушили бы своими низкими ценами и единицы оставшихся в мире магниевых производств, если бы не два обстоятельства. Во-первых, китайский металл — низкого качества: в нем после кремний-термического передела оказывается слишком много примесей, и поэтому он не может быть непосредственно использован, например, для изготовления автомобильных сплавов. Во-вторых, абсолютному лидерству китайцев мешает политика крупнейших потребителей, страхующих риски возникновения страновой монополии. Эта политика предполагает диверсифицированные закупки, в том числе и по завышенным ценам, у некитайских производителей.
Россияне держат оборону
В России магний производится на Соликамском магниевом заводе (СМЗ) и «Ависме» из карналлита. Этот минерал добывается двумя уральскими предприятиями — «Сильвинитом» и «Уралкалием» на Верхнекамском месторождении (север Пермской области) попутно с сильвинитом, который используется для производства их главной продукции — калийных удобрений.
«Карналлитовые» технологии наших магниевых заводов с экономической точки зрения, прямо скажем, не особенно эффективны. С учетом того что карналлит содержит немного, лишь 8%, магния, с учетом того что его надо извлекать из соляных шахт и очищать от примесей, сырье занимает весьма значительную, более 30%, долю в себестоимости изготовляемого в России металла. В довершение ко всему при электролизе карналлита образуется огромное количество очень ядовитого и малотранспортабельного хлора, утилизация которого становится головной болью для технологов и экономистов. Так, на «Ависме» расходы на утилизацию хлора составляют аж 15% от себестоимости магния.
Но, несмотря на это, двум нашим заводам, находящимся по соседству с калийными предприятиями и приблизительно поровну делящими объем российского производства, удалось устоять перед натиском китайцев. За последние десять лет производство магния у нас в стране даже выросло с 40 тыс. до 50 тыс. тонн и сейчас составляет немногим более 8% от мирового.
Такая стойкость во многом связана с нетипичной для мирового рынка производственной особенностью отечественных предприятий — для них магний не является доминирующим или даже основным видом бизнеса. Расположенная в Березниках, рядом с «Уралкалием», «Ависма» входит в крупнейший в мире титановый холдинг «ВСМПО-Ависма». Ее основной вид деятельности — обеспечение головного предприятия титановой губкой, магний же является по сути побочным продуктом основного технологического процесса. И продается преимущественно на внешние рынки. При этом из-за гораздо более низкой по сравнению с титановой продукцией стоимостью на него приходится лишь 2% выручки «ВСМПО-Ависмы». На соседствующем с «Сильвинитом» СМЗ магний дает много больше выручки — 60%. Оставшиеся 40% приходятся преимущественно на редкоземельные металлы, в основном тантал и ниобий, образующиеся при обработке (в сущности, утилизации) завозимого на предприятие лопаритового концентрата ядовитым хлором. Эта «подушка» и помогла СМЗ пережить наступление китайских производителей на мировой рынок. Ценовая конъюнктура на эти металлы не была столь печальной, как у магния.
Для холдинга «ВСМПО-Ависма», поставляющего магний ведущим западным компаниям в основном в форме высококачественных сплавов, да еще и по долгосрочным соглашениям, давление китайцев — не критичный фактор. Более того, ввиду мизерного финансового значения магниевого направления тенденции магниевого рынка на развитие титанового холдинга вообще заметного влияния не оказывали. У Соликамского завода жизнь драматичнее и с магниевым рынком связана куда теснее.
После смены нескольких собственников, далеких от магниевого бизнеса (в их числе был даже Гарри Каспаров), акции СМЗ оказались в руках двух стратегических инвесторов. По нашей информации, около 60% акционерного капитала сейчас находятся под контролем структур, близких к «Сильвиниту». Еще 40% акций компании контролирует «Базовый элемент» Олега Дерипаски. Алюминиевым заводам этого бизнесмена, как отметили в «Базэле», для изготовления сплавов нужно порядка 25 тыс. тонн магния в год. В прошлом структуры Дерипаски безуспешно пытались установить полный контроль над предприятием, но сейчас они участия в управлении заводом практически не принимают.
«Сильвиниту» в последние годы пришлось основательно помучиться со своим приобретением. С 2002 года СМЗ был хронически убыточным. Помимо китайского демпинга этому поспособствовали и введение 18−процентной антидемпинговой пошлины на рынке США, куда поставлялось около трети соликамского магния, и опережающий рост стоимости энергии и труда внутри страны. Соликамский магниевый завод к тому же довольно стар и имеет раздутый штат — три тысячи человек, что приблизительно втрое больше, чем на аналогичных производствах за рубежом. Казалось бы, в таких сложных условиях собственники должны были произвести на предприятии какие-то решительные действия — вроде продажи своих пакетов акций, коренной модернизации, изменения затратной технологии, ассортимента производства — или даже закрыть предприятие как не имеющее никаких рыночных перспектив.
Этого не случилось. За последние годы котировки акций СМЗ упали почти втрое. Судя по всему, покупателей, готовых предложить цену, адекватную стоимости активов в условиях неблагоприятной конъюнктуры, не нашлось. «Перейти на новую технологию плавно или частично невозможно. Радикальная модернизация потребует от акционеров длительной остановки производства и капитальных затрат в объеме примерно 100 миллионов долларов, к тому же им придется серьезно раскошелиться на дезактивацию части цехов — лопаритовый концентрат радиоактивен, — что потребует не менее 60 миллионов долларов и постоянного надзора Минатома. При таком раскладе модернизация никогда не окупится», — пояснил нам осведомленный источник, пожелавший остаться неизвестным.
Но что самое удивительное, в эти сложные годы «Сильвинит» не только не махнул на СМЗ рукой, но и выстроил вокруг него целый холдинг. Ловозерский ГОК весь свой лопаритовый концентрат поставляет СМЗ и эстонской Silmet (специализируется на переработке карбонатов редкоземельных металлов Соликамского завода), которые, хотя номинально и принадлежат разным акционерам, по словам нашего источника, полностью контролируются близкими к «Сильвиниту» структурами. Плотное вхождение владельцев «Сильвинита» в пока еще убыточный бизнес можно объяснить только одной причиной — твердой уверенностью в его светлых перспективах.
Свет в конце тоннеля
Вообще-то, в октябре ожидается значительное снижение экспортной пошлины для российских производителей на американском рынке. Но главные надежды (и не только российские) связаны с двумя тенденциями, которые в будущем должны привести к существенному улучшению ценовой ситуации.
Во-первых, аналитики магниевого рынка последние семь-восемь лет говорили о том, что после китайского цунами наступит неизбежный откат. Давно стало понятно, что промышленный рост приведет к удорожанию электроэнергии в Китае, а местное правительство будет вынуждено уделять больше внимания вопросам экологии. Ну а это приведет к повышению себестоимости китайского магния; сокращению или, по крайней мере, стагнации местного производства.
До самого последнего времени эти ожидания не оправдывались, но в начале прошлого года произошел перелом (см. график 5). Немногим более чем за год цены китайского и мирового рынка сблизились и выросли в полтора раза — до 2,55 тыс. долларов за тонну, достигнув наивысших за последние семь лет значений.
В некоторой степени это действительно оказалось связано с экологией и энергофактором — из-за увеличения издержек и ужесточения природоохранных мероприятий в 2006 году в Китае закрылось 20 мелких заводов. Но еще более благотворное влияние на рынок оказали грамотные действия местных властей. После стадии экстенсивного роста они сделали ставку на консолидацию, техническую модернизацию магниевой отрасли и повышение добавленной стоимости продукции. За последнее время китайское правительство отменило льготы экспортерам магния и возврат экспортного НДС, запустило программу внедрения технологий по выпуску высококачественной магниевой продукции. Часть поставок переориентировалась с экспорта на внутрикитайский рынок, производители перестали демпинговать, существенно увеличив отпускные цены, значительного уровня (по некоторым данным, около 100 тыс. тонн магния в год) достиг внутренний спрос. В общем, экспортное окошко, которые китайцы производителям из других стран последние годы постоянно перекрывали, теперь, похоже, начало приоткрываться.
Во-вторых, надежды участников магниевого рынка связаны со спросом.
Магний по своим свойствам наиболее близок к алюминию, но при этом во многом превосходит своего главного конкурента. Он в полтора раза легче (самый легкий конструкционный материал) и отличается большей жесткостью, его выплавка технологически проще и требует меньших энергозатрат, а сам металл легко обрабатывается. Беда в том, что магний хрупок и быстро окисляется в агрессивных средах, поэтому в чистом виде широкого применения он не находит. Как считают представители отрасли, отставание магния от алюминия отчасти обуславливается и субъективными факторами. В начале — середине прошлого века наращивание сбыта «крылатого» металла было во многом связано с действиями мощного алюминиевого лобби, алюминщики быстро научились изготавливать дешевые полуфабрикаты (штамповки, заготовки) для других отраслей. Магниевая же отрасль ничего подобного не имела (ни лобби, ни технологий обработки металла) и продолжала продавать магний в виде примитивных чушек. Из-за этого в натуральных и стоимостных показателях магниевый рынок уступает алюминиевому в 50 раз.
Но у магния очень значительный потенциал использования в форме сплавов, в первую очередь на основе алюминия, в авиационной и автомобильной промышленности. Последняя, по мнению производителей магния, и должна обеспечить бурный рост потребления металла. Использование магния автомобилестроителями последнее время и так нарастало, но довольно медленно, сейчас одна машина в среднем содержит 3–4 кг этого металла. Однако в будущем эта цифра может резко возрасти, ведь уже сейчас некоторые современные модели легковушек содержат 100 кг магния и более.
В развитых странах в последние годы внедряются очень жесткие нормативы выбросов автомобилями загрязняющих веществ в расчете на километр пробега. Конструкторы, исчерпавшие иные возможности повышения экологичности транспорта, все активнее прибегают к последнему средству — облегчению веса автомобиля. Для этих целей больше всего подходят сплавы на основе алюминия. Но дорогой алюминий становится выгодно «разбавлять» в полтора раза более легким магнием, если стоимость последнего в расчете на единицу объема оказывается ниже. Сейчас магний стоит дешевле алюминия уже не только в расчете на единицу объема (в 1,9 раза), но и на единицу веса (на 25%). Похоже, такой расклад сохранится в будущем.
Благодаря запланированному переносу ряда производств западных автогигантов в Россию у нас в ближайшие годы должен резко увеличиться объем сборки и производства простейших автокомплектующих. Это может стать мощным драйвером для внутреннего рынка магниевых сплавов. Насколько нам известно, именно в расчете на такой спрос выстраивают долгосрочную стратегию на СМЗ, на это же, видимо, рассчитывает и алюминщик Дерипаска. Предприятие рассчитывает постепенно уходить от изготовления простейшей продукции, магниевых чушек, в производство более доходных продуктов, в частности сплавов, штамповок и заготовок. То есть туда, где конкуренция со стороны низкокачественной китайской продукции будет меньше, а маржа — выше. По сути, именно такой стратегии уже давно придерживается «ВСМПО-Ависма».
Немного черной краской
Впрочем, надежды действующих российских магниевых предприятий омрачаются двумя малоизвестными нашему экономическому сообществу обстоятельствами.
Одно из них связано с сырьевой базой отрасли — действующими на калийных предприятиях производствами карналлита. Первый, наиболее старый рудник «Уралкалия», где велась добыча сырья для «Ависмы», в конце 2006 года был затоплен и прекратил свое существование. Сейчас в авральном режиме удвоенные объемы минерала добываются лишь на самом старом первом руднике «Сильвинита», но и там залежи этого минерала близки к исчерпанию. Добычу карналлита можно организовать и в некоторых других точках Верхнекамского месторождения, но ни одна из компаний этого делать не спешит. Ведь даже нынешние слишком высокие для магниевых заводов цены (около 700 рублей за тонну) на этот минерал обеспечивают калийным предприятиям лишь минимальную рентабельность в несколько процентов. Для сравнения: рыночная стоимость их профильной продукции, хлористого калия, составляет около 6 тыс. рублей за тонну, а рентабельность экспортных поставок — 40%.
К счастью для потребителей карналлита, а точнее не связанной с калийщиками «Ависмы», у них появился влиятельный защитник — госкорпорация «Рособоронэкспорт», с недавних пор являющаяся основным акционером титанового холдинга. Похоже, она уже пытается подтолкнуть калийные предприятия к развитию карналлитового производства. По предположению нашего источника, именно с действиями этой компании связана недавняя отмена аукциона по продаже одного из крупных лицензионных участков Верхнекамского месторождения, на котором, как все были уверены, должен был по традиции победить действующий производитель — «Уралкалий». В ближайшей перспективе «Рособоронэкспорт», видимо, договорится с победителем повторного аукциона об обязательствах по производству карналлита или же создаст с ним совместное предприятие.
Другой подводный камень представляет большую опасность уже для СМЗ. Швейцарская майнинговая компания Minmet в партнерстве с администрацией Свердловской области и ООО «Асбест» планирует создать в России еще одно магниевое производство. Да еще какое! Мощность нового завода, по разным оценкам и заявлениям, должна составить от 50 тыс. до 96 тыс. тонн. Последняя цифра вдвое больше нынешнего общероссийского производства и эквивалентна шестой части всего мирового выпуска магния.
Новое предприятие планируется построить поблизости с заводом по выпуску асбеста рядом с одноименным городом в Свердловской области. Его сырьевой базой станут ежегодно пополняемые отвалы действующего асбестового завода, с которым новое производство будет частично интегрировано. В них находится около 6 млрд тонн серпентина, содержащего 21% магния.
Аналогичное производство компании Magnola сейчас работает в Канаде (в городе с говорящим названием — Асбестос).
По утверждениям местных специалистов, высокое содержание полезного вещества и разработанная ими бесхлорная технология извлечения металла обеспечат низкую, по меркам развитых стран, себестоимость магния — приблизительно 1 600 долларов за тонну. Всего на проект планировалось потратить около 300 млн долларов, при этом ожидается, что капитальные затраты на тонну мощностей окажутся втрое ниже, чем на аналогичных зарубежных производствах. Но объявленный много лет назад проект пока застрял на стадии ТЭО.
Возможно, дело в трудности создания нового крупного производства. «Если завод будет построен хотя бы половиной заявленной мощности, его организатору можно будет поставить памятник, — отметил один из отраслевых специалистов и продолжил: — Хотя технология производства магния достаточно проста, создание длинной производственной цепочки, да еще в таких масштабах, — задача, сопоставимая с постройкой ядерного реактора».
Но скорее всего главная причина лежит чисто в экономической плоскости. Цены мирового рынка до последнего времени были слишком низки. Хоть себестоимость намеченного производства на треть ниже, чем у основной массы расположенных в развитых странах заводов, китайские производители совсем недавно умудрялись с прибылью продавать металл заметно дешевле той самой себестоимости в 1 600 долларов. Если единственно верным является последнее предположение, то, после того как акционеры нового проекта убедятся в долгосрочном характере нынешнего роста цен, своему детищу они дадут зеленый свет. И тогда через три-четыре года магниевый рынок вновь ждут серьезные потрясения, но на этот раз вызовет их российский производитель.

Эксперт
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_90.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru