Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

«Евраз» провел интерактивную видео-пресс-конференцию для журналистов



В сентябре «Евраз» объявил финансовые результаты за первое полугодие и провел для журналистов интерактивную видео-пресс-конференцию. На их вопросы ответили вице-президент по персоналу Наталья Ионова, вице-президент – руководитель дивизиона «Сибирь» Алексей Иванов, вице-президент – руководитель дивизиона «Урал» Дмитрий Сотников, вице-президент – руководитель дивизиона «Руда» Константин Лагутин, вице-президент по связям с общественностью Алексей Агуреев.
Алексей Иванов:
– В первом полугодии мировая экономика постепенно восстанавливалась, спрос на нашу стальную продукцию увеличился во всех регионах присутствия «Евраза» – в России, на Украине, в Северной Америке, Европе и в ЮАР. Это позволило нам повысить загрузку наших мощностей как в России (добычные и сталелитейные), так и за рубежом.
С другой стороны, вместе с восстановлением рынка усилилась конкуренция. Это сопровождалось резким ростом цен на основное сырье: на железную руду – на 50%, коксующийся уголь – на 35%. При том, что рост цен на стальную продукцию колебался в пределах 25–30%. Это не могло не отразиться на нашем результате. По международной финансовой отчетности мы получили консолидированный убыток в размере 270 млн долларов США. Все вышеперечисленные факторы значительно повлияли на себестоимость нашей продукции. Ее уменьшение является нашим основным приоритетом. Дело не только в росте цен на сырье, но и в удаленности наших предприятий, особенно сибирских, от центров потребления металла. Традиционно это в основном центральная европейская часть России.
Наши производственные результаты достаточно позитивны. НТМК увеличил производство по сравнению с тем же периодом прошлого года на 3% (и это с учетом остановки мартеновского цеха в минувшем году), Запсиб – на 42%, что связано с запуском доменной печи № 3 в июле 2009-го.
НКМК снизил объемы на 11%. Причина – высокая стоимость металлолома, нам невыгодно было производить квадрат на экспорт. Вообще, тема металлолома в ближайшие 10 лет будет очень серьезной, так как металлолома в стране нет, а стальных мощностей для него много. Конкуренция за это сырье сильно ужесточится.
Что касается наших железорудных предприятий, то Качканарский ГОК увеличил объем производства на 13%, Высокогорский ГОК – на 5%. Отмечу, что сейчас ВГОК не поставляет концентрат на наши предприятия, в основном он ориентирован на продажу своей продукции «Мечелу». В свою очередь, Коршуновский ГОК, который принадлежит «Мечелу», поставляет ЖРС на Запсиб. Две группы договорились иметь такую обменную схему, которая позволяет нам экономить деньги на транспортных расходах.
«Евразруда» снизила по сравнению с аналогичным периодом прошлого года объем производства на 10%, что связано с модернизацией обогатительных мощностей и временным снижением объемов готовой продукции. Зато в ней увеличился процент железа, что очень благоприятно сказывается на дальнейшем металлургическом переделе.
«Южкузбассуголь» сократил объемы производства по коксующимся углям на 30%. Для нас это нежелательный фактор. Это вызвано тем, что бурение газодренажной скважины на шахте «Ульяновская» заняло на четыре месяца дольше проектного срока. По энергетическим шахтам у нас объемы добычи выросли на 10%.
Конечно, говоря о результатах первого полугодия, нельзя не отметить трагедию на шахте «Распадская», которая обеспечивала потребности «Евраза» в угольном концентрате примерно на 18%. После закрытия шахты объем поставок с «Распадской» уменьшился почти в два раза. Нам пришлось сократить поставки кокса на рынок, чтобы удовлетворить собственные производственные потребности.
Несколько слов о капитальных вложениях. Мы значительно увеличили их объем как на Урале, так и в Сибири. Реализуем такие проекты, как реконструкция рельсобалочного цеха на НКМК и НТМК, строительство установок по вдуванию пылеугольного топлива (ПУТ). Продолжаем модернизацию колесобандажного цеха НТМК, прокатных станов на Запсибе с целью увеличения готовой продукции. Готовится проектная документация по разработке Качканарского месторождения. Мы продолжили реконструкцию активов «Евразруды», в частности, обогатительного передела, и инвестиционные проекты по реконструкции Казского и Горно-Шорского филиалов. По «Южкузбассуглю» мы сконцентрировались на поддержании существующего уровня добычи.
Абсолютно на всех предприятиях «Евраза» существенно выросла доля капитальных ремонтов и вложений в покупку новой техники взамен изношенной, что потребовало значительных средств. Несмотря на это, на всех предприятиях «Евраза» исполняются коллективные договоры. В первом полугодии мы повысили заработную плату с опережением инфляции. Запустили масштабные программы по модернизации помещений непроизводственного назначения. Работаем над заменой существующей спецодежды по новым стандартам: в июне на предприятия поступили новые образцы. В честь 65-летия Победы в мае во всех городах присутствия «Евраза» провели широкомасштабные чествования ветеранов Великой Отечественной войны. Продолжаем наши спонсорские и благотворительные проекты.
Что касается планов на ближайшее будущее, мы ожидаем, что ситуация на рынках сбыта останется стабильной. Как обычно, ждем сезонного спада на строительную продукцию в IV квартале. Думаем, ситуация на экспортных рынках тоже будет стабильной, однако не исключена волатильность из-за нестабильных цен на ЖРС на ключевых мировых рынках. Планируем, что наши мощности – как добычные, так и прокатные и сталеплавильные – будут полностью загружены на всех наших площадках Урала и Сибири.
Среди наших ключевых приоритетов – охрана труда, экология и промышленная безопасность. В сентябре в «Евразе» назначен новый вице-президент, курирующий данную работу.
Наша инвестиционная политика будет сконцентрирована в следующих областях. Мы рассматриваем проекты по увеличению объемов производства на НТМК, доли готового проката на Запсибе, собственной генерации электроэнергии внутри группы. Безусловно, будем продолжать реконструкцию рельсобалочных цехов на Новокузнецком и Нижнетагильском комбинатах. Полным ходом идем к разработке Качканарского месторождения и воспроизводству сырьевой базы «Евразруды».
По нашим угольным активам мы вернулись к рассмотрению проекта Ерунаковского месторождения, подали заявки на покупку Западного и Восточного участков Улуг-Хемского месторождения в Республике Тыва.
– Как ведется реконструкция основных производств НТМК: что из запланированного в настоящее время сделано и что еще предстоит сделать? И второй вопрос: не изменились ли сроки реализации проекта реконструкции по обновлению машины непрерывного литья заготовок № 3, конвертера № 4 и печь-ковша № 4?
Дмитрий Сотников:
– Прежде всего хочу сказать, что все планы реализуются, мы рассчитываем, что все проекты будут запущены в срок. Буквально на этой неделе приступили к реконструкции 4-го конвертера. Напомню, что проект длится уже более трех лет и за это время были реконструированы три из четырех существующих конвертеров. Уже сегодня могу сказать, что запланированные результаты проекта будут однозначно достигнуты.
Но мы пошли дальше и в прошлом году заключили еще один контракт с фирмой Siemens-Voest-Alpine на реконструкцию третьей машины, что в общей сложности увеличит мощность конвертерного цеха уже в следующем году до 4,5 млн тонн. В рамках этого же проекта мы ведем строительство четвертой установки печь-ковша вместе с компанией «Даниели» (примерно на 10 млн евро). Проект завершится в первом квартале следующего года и является важной составной частью нашей стратегии по обеспечению производства качественных марок стали.
Из других проектов отмечу реконструкцию колесобандажного цеха. Этим летом мы завершили очередной этап – запустили линию термообработки. В результате уже сегодня можем производить колеса с твердостью до 360 единиц по Бринеллю. В августе началась реализация контракта с фирмой NSH на поставку шести новых станков для обработки колес, что уже через год поможет нам довести общую производительность цеха с 400 до 580 тысяч штук колес в год.
По сути, это завершающий этап реконструкции колесобандажного цеха. Хотя, несомненно, нам придется сделать еще ряд улучшений для сертификации колес на зарубежных рынках, что является ключевым элементом нашей стратегии. В частности, сейчас мы сертифицируем их на итальянском рынке, надеемся закончить процедуры к концу этого – началу следующего года. А в следующем году надеемся сертифицироваться на американском рынке.
В рельсобалочном цехе реконструкция также идет полным ходом. Сейчас мы монтируем и запускаем клеймовочную линию, за счет чего сможем расширить наше присутствие на экспортных рынках. Завершаем монтаж установки по чистовой обработке рельсов, по сбиву окалины. В следующем году надеемся завершить проект внедрения ролико-правильных машин. В результате получим рельсы, которые соответствуют текущим требованиям РЖД и в значительной степени – многих потребителей на экспортных рынках.
По проекту ПУТ. Этим летом были подписаны все контракты, мы постараемся ускорить реализацию этого проекта. В Нижнем Тагиле планируем завершить его к концу следующего года. Скорее всего, в России мы будем первым комбинатом, который внедрил данную технологию.
Наверное, вас также интересует проект второго конвертерного цеха. Мы сейчас активно готовимся к серьезной проработке с компаниями-поставщиками. В сентябре намерены завершить базис-инжиниринг этого проекта. В этой работе много задействованы специалисты как Нижнего Тагила, так и Качканарского блока, мы работаем с проектными институтами, российскими и зарубежными поставщиками. Нашли уже достаточно много интересных решений…
Если реализуем данный проект, то это будет наиболее современный цех на сегодняшний день, возможно, даже в мире. Мы планируем использовать самые передовые технологии с точки зрения экологии, энергоэффективности, эффективности собственного производства, производственных процессов.
– Как будет развиваться модернизация старых производств и развитие новых на ЗСМК и НКМК? Каковы перспективы строительства листового стана на ЗСМК? Назовите основные направления инвестиций «Евраза» в «Евразруду» и «Южкузбассуголь» в этом году?
Алексей Иванов:
– На НКМК реализуется один из основных проектов «Евраза» – реконструкция рельсобалочного цеха. В конце сентября заканчивается первый этап. Будут установлены рудодробильная и клеймовочная машины, установка гидросбива окалины, сверлильно-отрезные прессы. Это позволит выпускать рельсы принципиально нового качества.
Достигнута договоренность с РЖД на ближайшие 2–3 года по формуле цены.
Сейчас мы концентрируемся на втором этапе реализации проекта, наиболее сложном с технологической точки зрения. Это закалка воздухом и выпуск стометровых рельсов для скоростных магистралей.
Рассматриваем вопрос о повышении эффективности и модернизации сталеплавильных мощностей НКМК – необходимо улучшить их показатели; вопрос о модернизации машины непрерывной разливки стали.
На Запсибе в этом году мы сконцентрировались на небольших проектах, на таких, например, как слиттинг-процесс, увеличение мощности прокатных станов. Рассматриваем альтернативные варианты модернизации существующих станов, возможного строительства новых прокатных станов, в том числе листостана.
Однако строительство листостана рассматриваем в долгосрочной перспективе, а не в краткосрочной. Во-первых, это крайне дорогой проект. Во-вторых, Запсиб сегодня сильно удален от основных рынков сбыта листа. Наша стратегия заключается в поддержании листостана на НКМК. Возможно, в следующем году увеличим здесь объем производства.
Из прочих проектов по Запсибу всерьез рассматриваем вопрос по увеличению производства на сталепрокатном производстве – это наши метизные производства. Смотрим возможные варианты производства холоднодеформированной арматуры. Это основные направления развития производства готового проката.
Примерно половину продукции Запсиба составляют полуфабрикаты. Сегодня мы думаем о реконструкции действующей слябовой машины, чтобы она была способна производить широкую слябу, аналогичную той, которую мы разливаем на МЛНЗ-3 и МЛНЗ-4 на НТМК. Планируем поставлять эту слябу североамериканским предприятиям «Евраза».
В «Южкузбассугле» в этом году мы сосредоточились на воспроизводстве текущей сырьевой базы. Угольный бизнес очень капиталоемкий, и для поддержания существующего объема производства, запуска новой лавы необходимы значительные инвестиции.
Из новых проектов рассматриваем вопрос о начале строительства шахты «Ерунаковская-VIII». Сейчас заканчиваем разметку на участке «Восточный». Хотим сделать эту шахту современной, отвечающей всем требованиями безопасности, в том числе по проветриванию и дегазации. Решение о строительстве планируем принять в конце года или начале следующего. Добычу угля можно ожидать в начале 2013-го, мощность шахты составит примерно 2 млн тонн угля в год.
Будем участвовать в конкурсе на разработку месторождения в Республике Тыва, это Лугинский бассейн. Как вы знаете, «Евраз» приобрел Межэгейский участок, сейчас будем участвовать в конкурсе на Западный и Центральный участки.
Константин Лагутин:
– Сейчас реализуется большой инвестиционный проект по увеличению мощностей Горно-Шорского филиала «Евразруды». Мы осваиваем новый добычной горизонт +115. В 2013 году проект будет завершен. В результате производительность филиала будет увеличена почти в два раза и составит 3,7 млн тонн руды в год.
Казский филиал закрываем на реконструкцию, направленную на поддержание существующих производственных мощностей.
На Абагурской аглофабрике в начале года завершился первый этап реконструкции. В результате мы поставляем на Запсиб более качественную продукцию с повышенным (на 4%) содержанием железа.
Ведется работа и в филиалах в Красноярском крае и Хакасии. Здесь действует дополнительная целевая программа стабилизации и увеличения производства железорудного сырья. В начале года на ее реализацию направлено 1,5 млрд рублей. Приобретена новая карьерная техника, буровые станки и т.д. Это первый после окончания кризиса шаг к достижению стратегической цели, определенной на ближайшие 5 лет. Мы должны повысить обеспечение сибирских металлургических комбинатов «Евраза» железорудным сырьем. Рассчитываем, что через 5 лет сырьевая база «Евразруды», ее мощности по добыче и обогащению возрастут на 20–25%.
– Какой объем средств направляется на развитие уральских предприятий? В частности, о каком новом оборудовании идет речь, какие капремонты будут проводиться на Качканарском и Высокогорском ГОКах?
Константин Лагутин:
– В этом году инвестиции «Евраза» в развитие Качканарского ГОКа составят более 1 млрд рублей. Приобретается новая техника и оборудование по всей цепочке технологического процесса.
Существует программа капитальных ремонтов (мы называем ее программой устранения узких мест в технологическом процессе), в результате реализации которой мощности КГОКа к концу года должны увеличиться приблизительно на 10% и составить 55 млн тонн руды в год. В рамках этой программы приобретается большое количество транспорта: думпкары, два тяговых агрегата, буровые станки. Поставка оборудования завершится в конце года.
Объемы приобретенного оборудования для Высокогорского ГОКа не так велики. Там проводятся капремонты, обновляется действующее оборудование. Основная задача в этом году – удержаться на достигнутых объемах.
Но вместе с тем в четвертом квартале мы запускаем важную технологическую программу на ВГОКе, направленную на технический аудит всех его мощностей: добычных, обогатительных и т.д. Будут привлечены крупные мировые консультанты, совместно с которыми на базе результатов технического аудита мы разработаем долгосрочную программу техперевооружения и модернизации ВГОКа. Программа направлена на повышение технических и производственных возможностей предприятия, оптимизацию производства, рост производительности труда.
Параллельно работаем над разработкой долгосрочной программы техперевооружения КГОКа. Она позволит нам планомерно в течение пяти лет увеличивать добычные и обогатительные мощности Качканара.
Дмитрий Сотников:
– В этом году «Евраз» планирует инвестировать в развитие предприятий около 950 млн долларов, что на 150 млн долларов больше ранее объявленного. Основная часть инвестиций направляется на металлургические комбинаты Нижнего Тагила и Новокузнецка.
– Как продвигается объединение НКМК и ЗСМК? Планируется ли оптимизация численности персонала на этих предприятиях?
Алексей Иванов:
– История этого вопроса носит экономический и социальный характер. С экономической точки зрения очевидно, что сегодня интеграция двух новокузнецких площадок очень высока. Запсиб поставляет на НКМК полуфабрикаты, «Евраз Кокс Сибирь» – кокс на ЗСМК. Рассматриваем вопрос о дальнейшей интеграции наших производственных цепочек, объединения логистики и сервисных функций (финансы, снабжение, сбыт). Недавно Алексей Юрьев был назначен единым директором ЗСМК и НКМК. Так что интеграцию мы намерены продолжать.
С другой стороны, мы понимаем, что это крайне важный вопрос для двух предприятий и их трудовых коллективов. У каждого комбината своя история. Мы уважительно относимся к этому вопросу, поэтому поспешных действий не предпринимаем.
Четкого временного плана объединения НКМК и ЗСМК сегодня не существует. Пока мы консультируемся с профсоюзами и общественными организациями, чтобы выработать решение, устраивающее оба производственных коллектива, чтобы провести этот процесс наиболее правильным, гармоничным путем, никого не обидев, с учетом интересов всех сторон.
Наталья Ионова:
– При решении этого вопроса нам также очень важно мнение ветеранских организаций двух старейших предприятий Новокузнецка.
– В каких отношениях сегодня «Евраз» с профсоюзной организацией КГОКа?
Константин Лагутин:
– Нас связывают конструктивные отношения уже много лет. Сегодня ожидания профсоюзов и трудового коллектива активно реализуются. Руководство КГОКа сменилось, новые руководители – это люди, которые хорошо зарекомендовали себя в реализации различных проектов на других предприятиях. Они прилагают все усилия для обеспечения стабильной работы КГОКа, чтобы предприятие стало передовым в отрасли. Мы конструктивно взаимодействуем с профсоюзной организацией. Все рабочие вопросы решаются.
Наталья Ионова:
– На этот вопрос надо смотреть немного шире. Что такое работодатели и что такое профсоюз? Это две стороны, в отношениях которых заложено противоборство и конфликт интересов. Но это две стороны одного процесса. И конструктивное взаимодействие между ними было и будет всегда. Бывают ситуации, когда со стороны кажется, что обстановка между профсоюзом и работодателем накалилась. Но это конструктивное взаимодействие, выражающееся в двусторонних спорах, разговорах и аргументировании своей позиции. В этом и есть суть работы с профсоюзами и суть их взаимодействия с работодателем.
– Одно из серьезных достижений металлургов Запсиба – выпуск арматуры высокого класса прочности А500СП. Насколько востребована эта продукция на рынке?
Алексей Иванов:
– Действительно, Запсиб является лидером в стране по производству арматурного проката. Арматура А500СП была разработана совместно специалистами Запсиба и профильного научно-исследовательского института в области строительства железобетонных конструкций.
У этой арматуры более низкая себестоимость по сравнению с другими марками. Она позволяет строителям экономить на железобетонных конструкциях, поскольку обладает более качественными коррозийными свойствами и повышенной прочностью сцепления с бетоном.
В течение года совместно с институтом мы разработали программу по продвижению арматуры А500СП на рынки России и добились определенных успехов в Сибирском и Уральском регионах. Общие продажи по России составляют примерно 20 тысяч тонн в месяц.
Есть и проблемы, связанные с ее продвижением на рынке. Чтобы арматура активно продвигалась, нужно решить два вопроса.
Первый – пересмотр действующих строительных проектов, поскольку строители обычно используют ту арматуру, которая указана в проектной документации. Решение этого аспекта на себя взял профильный научно-исследовательский институт. Он убеждает проектировщиков включать данную арматуру в проекты.
Другая проблема – расходы по доставке арматуры до центральных и южных регионов России. Когда мы везем арматуру из Сибири, нам крайне трудно конкурировать по цене, например, с «Мечелом» и ММК.
Есть проблема и на экспортных рынках – арматура должна получить аккредитацию. На европейских и азиатских рынках сбыта тоже есть свои стандарты.
Сегодня мы работаем над тем, чтобы увеличить долю арматуры А500СП на рынках, поскольку это выгодно и для комбината, и для строительной отрасли. В целом перспективы по продвижению этого продукта на рынок хорошие.
– Как растут экспортные поставки меткомбинатов в этом году? Какова динамика внутреннего рынка?
Алексей Иванов:
– По сравнению с первым полугодием прошлого года мы существенно нарастили на Запсибе объем экспорта благодаря запуску доменной печи № 3. Заработать на этом большие деньги невозможно, поскольку мы производим данный полуфабрикат из покупного железорудного сырья. В основном мы это делаем для поддержания нашей доли рынков на экспорте, где традиционно присутствовали до кризиса.
На внутреннем рынке динамика положительная. В стране был разморожен ряд проектов, свернутых во время кризиса. Это возведение жилья, большая стройка в Сочи в рамках подготовки к Олимпийским играм, строительство на острове Русский. Инициативы, которые стимулируются как частным капиталом, так и государством, безусловно, повысили объемы спроса на строительный прокат.
Также мы увеличили отгрузку в страны СНГ. Кроме того, выросла отгрузка продукции в адрес РЖД: рельсы, скрепления, колеса.
Оживление спроса на металлопродукцию на российском рынке, конечно, есть, однако уровня прошлого года объемы пока не достигли.
– На каких условиях вы договорились о поставках с Уралвагонзаводом и верно ли, что во втором полугодии стоимость продукции увеличена на 17%? Также можно уточнить, какова перспектива долгосрочных контрактов, которых так добивается предприятие?
Дмитрий Сотников:
– Договоренности с Уралвагонзаводом составляют коммерческую тайну. Мы не вправе ее разглашать, поскольку это может навредить нашим партнерам. Но могу сказать, что в целом перспектива долгосрочных контрактов на сегодняшнем рынке не очень оптимистичная. Рынок крайне волатилен, и заключение подобных долгосрочных контрактов может быть невыгодно не только производителям, но и покупателям. Мы это видели в середине текущего года, когда на фоне разговоров о долгосрочных контрактах цены пошли вниз.
– Как в этом году ведется подготовка к зиме генерирующих мощностей и как осуществляется программа модернизации?
Алексей Иванов:
– Хочу подчеркнуть: мы не сократили, а только увеличили объемы капитальных ремонтов, замены оборудования на ЗапсибТЭЦ и ТЭЦ НКМК.
Есть два основных этапа подготовки к зиме.
Первый – это запасы по топливу. По ЗапсибТЭЦ они на нормативном уровне, даже по состоянию на 1 августа чуть превышают его. Углем мы обеспечиваем себя сами, так как шахта «Грамотеинская» производит марку Д, которая как раз используется на ЗапсибТЭЦ. Что касается ТЭЦ НКМК, то она работает на природном газе и проблем по топливу здесь быть не может.
Второй – график капитальных ремонтов. Он соблюдается, поэтому мы не видим никаких проблем в этом году по подготовке станций к зиме. Надеемся, что все пройдет благополучно и в Сибири не будет таких морозов, как в прошлом году.
– Готовы ли предприятия «Евраза» участвовать в реализации проекта по строительству высокоскоростной железной дороги Екатеринбург – Москва? Позволят ли сегодня технологии и мощности «Евраза» реализовать такой масштабный проект? Как отразится на деятельности вашей компании создание Таможенного союза?
Дмитрий Сотников:
– Мы уже сегодня рассказали об основных проектах на НТМК, о реконструкции рельсобалочного и колесобандажного цехов. Я думаю, это и будет ответом на вопрос о нашей готовности участвовать в строительстве высокоскоростных железных дорог с продукцией, соответствующей самым высоким мировым требованиям. Нам потребуется какое-то время на освоение выпуска стометровых рельсов на НТМК. Но и строительство железной дороги, думаю, вряд ли начнется в ближайшие месяцы.
Создание Таможенного союза сильно упростит поставки сырья из Казахстана и нашей продукции в Казахстан. Союз устранит необходимость таможенного оформления и уплаты таможенных пошлин, что однозначно позитивно отразится на нашем взаимодействии с казахскими партнерами.
– Останется ли прежним уровень заработной платы на предприятиях «Евраза»? Увеличится ли до 70% условно-постоянная доля зарплаты шахтеров «Южкузбассугля»? Изменилось ли что-то на этом предприятии после трагедии на шахте «Распадская», в том числе по дисциплине труда? Какие поощрения и наказания вы считаете наиболее эффективными?
Наталья Ионова:
– Зарплата росла и продолжает расти в 2010-м, в среднем по году на 15–16%. Наш рост соответствует показателям по металлургической отрасли в целом.
По шахтерам в «Евразе» практически реализовано в сентябре соотношение условно-постоянной гарантированной части (70%) к переменной (30%).
Что поменялось и насколько мы увязали систему переменного вознаграждения с вопросами безопасности труда? Это, действительно, важная составляющая, особенно для угольной индустрии. В первую очередь мы стараемся премировать за соблюдение всех норм индивидуально, и не только на уровне рабочих профессий. Вводим комплексные интегрированные показатели, на основании которых премируют всю бригаду в зависимости от соблюдения норм безопасности. Точно также мы оцениваем соблюдение норм и участие во всех проектах и программах не только рабочих, занятых непосредственно в производстве, но и руководителей до самого верхнего уровня. Для нас это серьезный проект, который включен в программу показателей, влияющих на общий уровень вознаграждения.
Как повлияла трагедия на «Распадской»? Не погрешу против истины, если скажу, что трагические события повлияли не только на угольную отрасль в целом, а, наверное, на все индустриальные отраслевые компании. Это заставило всю индустрию более внимательно смотреть на все возможности техногенных катастроф – и по безопасности труда, и по эксплуатации оборудования.
Алексей Иванов:
– Все считали, что «Распадская» – самая современная шахта в России. Абсолютно у всех, не только в угольной отрасли, пришло понимание, что к теме соблюдения правил безопасности надо относиться по-другому.
Мы здесь выделяем несколько моментов. Первый – это конфигурация шахт, само вскрытие их, состояние техники, вентиляции и дегазации, которые должны применяться. Когда к нам приезжают зарубежные специалисты, они удивляются тем сложным условиям, в которых работают шахтеры Кузбасса.
Что нужно делать? Здесь много проблем. Например, одна из них: сейчас очень трудно построить новую шахту, используя все современные требования по дегазации, которые уже введены в Австралии, Америке, ЮАР – передовых странах, добывающих уголь. Наши законодательные требования сильно отстали…
После трагедии на «Распадской» в правительстве и профильных министерствах ведется работа для того, чтобы синхронизировать законодательство, где много противоречий. Далее должны быть созданы условия, чтобы минимизировать трагедии. А это предварительная дегазация, использование современных методов пластовой дегазации, направленного бурения. Такие проекты сейчас активно будем рассматривать и внедрять. Разумеется, это займет определенное время. И немалое, поскольку проблема очень комплексная.
Второй момент – это люди, их поведение в шахте. После каждой аварии абсолютно все компании пересматривают свои правила. Мы, безусловно, не исключение. Повышая уровень снижения риска проникновения в шахту людей в состоянии алкогольного, наркотического опьянения или с сигаретами, мы в Кемеровской области усилили стационарный контроль работников. Современные тестеры позволяют проверять работников не только на алкоголь, но и на все виды наркотиков. Мы запускаем пилотный проект «Сканер». С его помощью можно выявлять, что находится у человека в карманах спецодежды, в том числе сигареты.
Мы будем вкладывать деньги в современные средства контроля передвижения людей внутри шахты, скорости работы механизма. Сегодня, к примеру, работник может даже сесть на конвейер, хотя это вопиющее нарушение. Конвейер оборудован современными средствами связи, остановится сам.
Мы максимально учтем человеческий фактор. Понятно, что до конца его исключить в наших условиях невозможно. Но будем делать все возможное. Самая сложная и важная работа – это изменение сознания наших людей для того, чтобы они сами заботились о своей безопасности. Мы пересматриваем систему мотивации, чтобы минимизировать все риски, связанные с безопасностью.
Безопасность – очень комплексный вопрос. Только правильное отношение руководства предприятия, самих работников на местах может исключить трагедию.
– Какие инвестиционные проекты, кроме названных, реализуются на Качканарском ГОКе?
Константин Лагутин:
– Разрабатывается комплексная программа переоснащения практически всех переделов КГОКа с переходом на более современные технологии и оборудование. Например, в цехе дробления появятся современные дробильные установки, производительность и качество выпускаемой цехом продукции значительно увеличится. Будем поэтапно переводить карьерную технику на диспетчерскую систему с использованием спутниковой навигации.
Проект развития Качканарского месторождения – будущее КГОКа, будущая сырьевая база НТМК. Сейчас завершаем аналитику, сведение в единую систему информации экологических моделей этого месторождения. Параллельно выбираем ключевые технологии, в частности, транспортировки руды с месторождения. Уже осенью выберем генерального проектировщика.
– Каковы перспективы развития Таштагольского и Мундыбашского филиалов «Евразруды», а также шахт «Юбилейная», «Ерунаковская-VIII» и «Есаульская»?
Алексей Иванов:
– «Есаульская» заканчивает отработку запасов, срок окончания эксплуатации – 2015 год.
Мы прекратили операции на шахте «Юбилейная» по причине высоких затрат труда и высокой себестоимости. Ведем подготовку к ее ликвидации в соответствии с законодательством РФ. Рассматривается возможность ее продажи в случае, если будет такая заинтересованность у покупателей.
По «Ерунаковской-VIII» мы рассматриваем проект. Окончательное решение примем в конце года либо в начале следующего. У шахты хорошая перспектива. Однако мы решили подойти к развитию всего Ерунаковского района более комплексно. Для этого необходимо провести доразведку. Мы заинтересованы не только в быстром запуске, надо сделать все на уровне наиболее возможных современных методов безопасности, чтобы в дальнейшем иметь стабильные объемы добычи, обеспечить максимально привлекательное безопасное место для работы наших сотрудников. Объем по этой шахте составит примерно 2 млн тонн угля марки «Ж».
Константин Лагутин:
– Мы внимательно рассматриваем горно-геологическую ситуацию в Таштагольском филиале, которая находится под воздействием неконтролируемых природных сил. Известно о непростой сейсмологической обстановке, которая в том числе была спровоцирована не совсем правильной, выбранной еще в сороковые годы, схемой отработки месторождения. Но приходится работать с тем, что имеем: историю не исправишь…
Привлекли самые авторитетные в России научно-исследовательские организации в этой области, они каждый день ведут мониторинг подземных шахт. Мы провели техсовет и выяснили, что еще примерно пять лет отпущено нам природой работать в этом районе, и у нас есть время на поиск оптимального решения. В начале следующего года мы можем запустить абсолютно новую технологию для российских предприятий – закладочный комплекс. Эта система позволяет вести дальнейшую разработку запасов месторождения и закладкой выработок в пространстве. Конечно, это серьезно ухудшит экономические показатели, но надеемся, что в будущем филиал сможет работать с более высоким экономическим обоснованием. Дальше, к сожалению, не могу спрогнозировать. Многое будет зависеть от того, как будут развиваться горные процессы.
Мундыбашский филиал хорошо вписался в обновленную стратегию расширения ресурсной базы Запсиба, будет работать успешно. Мы строим прогнозы по нему в соответствии с нашими перспективными планами.
– Наталья Леонидовна, вы назвали цифру роста зарплаты на предприятиях холдинга от 15 до 16 процентов по этому году. Зарплата, конечно, одна из важных составляющих престижа любой компании. А что делается в холдинге, чтобы поднять престиж профессии металлурга?
Алексей Агуреев: – Наверное, вы, как житель Нижнего Тагила, могли бы увидеть наши усилия. Мы проводим целый ряд корпоративных мероприятий, состязаний, конкурсов. Мы делаем, на мой взгляд, очень многое для того, чтобы повысить престиж, гордость за профессию металлурга: проект «Сердца «Евраза», конкурсы «Звездочка «Евраза», в которых участвуют дети наших сотрудников, проводим корпоративные соревнования.
Наталья Ионова:
– Это достаточно интересный вопрос, который действительно волнует не только меня, но и всю нашу топ-команду. Начну с того, что престиж профессии – это проблема индустрии в целом и, к сожалению, не только в России.
Если мы возьмем с вами горнодобывающую отрасль и другие, проблема с падением престижа профессии заметна везде: в Америке, Австралии, любой другой стране. И эта тенденция не может не настораживать.
Что происходит в России? В высшие учебные заведения за техническим инженерным образованием в лучшем случае приходит треть выпускников, все остальные – гуманитарии. Обратите внимание на качество технической подготовки инженерных специалистов, я сейчас не буду говорить только про металлургов, потому что проблема сильно волнует и угольщиков, и рударей – это действительно большая боль.
Точно могу сказать, что и министерство образования, и правительство озабочены тем, что качество и количество инженерного образования в стране в настоящий момент имеет отрицательную динамику, даже еще не стагнацию. Наш акционер Александр Григорьевич Абрамов, являясь одним из членов межотраслевой ассоциации «Русская сталь», поднял вопрос подготовки и восполнения инженерных специальностей в нашей индустрии. И «Евраз» ведет эту секцию на уровне всего нашего «металлургического кружка», всех металлургических и горно-металлургических компаний, которые входят в нашу ассоциацию. Мы заявляем, что существует проблема, и мы участвуем в формировании и подготовке программ обучения. Это на государственном уровне.
Мы поддерживаем связь с нашими профильными учебными заведениями: в Москве – с Горным институтом, МИСИС, Московским горным университетом, в регионах – с Уральским, Томским политехническими институтами, которые сейчас готовят для нас специалистов. Хотела бы их похвалить за качество образования и выпускников.
Хочу остановиться на том, что делает компания своими силами в области повышения уровня персонала и подготовки людей. Я думаю, что в 2010–2011 году мы закончим полный цикл комплексной программы по подготовке персонала: от рабочего до руководителя самого высокого уровня. На Урале и в Сибири работает программа на уровне рабочего: наши региональные центры подготовки персонала имеют 539 лицензий на обучение рабочим специальностям. Мы стараемся буквально за руку из школы довести в училище, дальше – в техникум, высшие учебные заведения, мотивировать получение специальности. Если брать уровень чуть выше – линейных руководителей – в этом году колоссально большое внимание уделяется их подготовке: от мастера до начальника участка.
Почему это важно? Во-первых, хотим, чтобы специалисты, приходящие на наши предприятия, были готовы расти профессионально, понимали, что быть работником металлургической отрасли престижно. В перспективе будем больше внимания уделять нашим профильным основным специальностям: горновой, сталевар, вальцовщик, ГРОЗ, проходчик, машинист экскаватора – тем, кто образует костяк предприятий. Будем однозначно уделять внимание заработной плате руководителей, чтобы не просто повышать их образовательный уровень, не просто развивать их навыки, но и требовать после этого с них более ответственного отношения к своим трудовым коллективам, а вознаграждать – за добавленную стоимость.
Для более верхнего уровня планируем специальную программу для директоров, начальников цехов, вплоть до управляющих директоров. Завершая, хотела бы сказать, что уровень образования и качество подготовки людей в металлургии, к нашему счастью, на сегодняшний день опережает остальные отрасли индустрии.
Региональный центр корпоративных отношений «Урал»
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_789.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru