Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

«Экспортные цены на уголь растут быстрее, чем внутренние». Интервью со старшим вице-президентом «Мечела» Владимиром Полиным



В прошлом году «Мечел» сократил на треть добычу угля, но уже в этом году рассчитывает вернуться на докризисные рубежи — в полную силу должны заработать «Якутуголь», «Южный Кузбасс» и недавно приобретенная американская Bluestone. Но из всех своих проектов компания отдает приоритет запуску Эльгинского месторождения. Первый уголь на месторождении «Мечел» обещает добыть уже в этом году, а в следующем — произвести уже 1 млн т. Почему компания уделяет этому проекту столь пристальное внимание, корреспонденту РБК daily ГАЛИНЕ КАМНЕВОЙ рассказывает старший вице-президент «Мечела» ВЛАДИМИР ПОЛИН.
Когда покупали Эльгинское месторождение, говорилось, что первый уголь начнет производиться уже в 2010 году и тогда будет достроена часть дороги. Все идет по плану?
— Были заминки, связанные с финансированием, но благодаря помощи государства вопросы решены, и строительство дороги сейчас идет полным ходом. На стройке работает порядка 1200 человек и 110 экскаваторных комплексов. Впоследствии количество людей увеличится до 3—4 тыс. Более того, мы поставили свою организацию на генподряд и сократили многие подрядные издержки, а также взяли на себя финансирование и закупку всех строительных материалов. По пути развития проекта мы увидели, что так эффективнее контролировать издержки. При этом мы не изменили размер инвестиций в железную дорогу и планируем их в объеме 1,3 млрд долл.
Как скоро на Эльгинском месторождении начнется промышленная добыча угля?
— Мы планируем начало добычи в октябре—ноябре 2010 года. Для этого нам нужно построить дороги и инфраструктуру комплекса. Сегодня на разрез зашел первый эшелон с техникой. До конца марта мы планируем отправить туда еще четыре таких же поезда. Большую часть техники мы будем покупать под долгосрочные кредиты и по лизингу. Сейчас ведутся переговоры со всеми крупнейшими производителями, такими как Komatsu, Caterpillar и т.д. Это будут кредиты под поставку оборудования. Обогатительную фабрику будем строить по такой же схеме. В остальном Эльгинское месторождение мы будем сооружать сами. Благодаря облигациям и госгарантиям такая возможность есть.
А госгарантии вы уже получили?
— Госгарантии заложены в бюджете на 2010 год, под них и можно говорить о выпуске облигаций.
Какой прогноз по объемам добычи на Эльгинском месторождении?
— В этом году мы планируем добыть до 200 тыс. т угля. В следующем году — 1 млн т. Поэтапно к 2014—2015 годам мы намерены выйти на 9 млн т добычи. Позже — на 18 млн и 27 млн т. В целом мы рассчитываем, что у нас уйдет два-три года на каждый этап. Помимо России мы планируем поставлять уголь в Юго-Восточную Азию. Через порт Посьет будем экспортировать в Японию, Южную Корею и Китай. Все очень близко и по логистике недорого.
Уже понятно, какая будет себестоимость производства угля?
— Мы планируем, что в долгосрочной перспективе, после выхода на проектную мощность, она будет не выше, чем на «Якутугле». В сегодняшних ценах — порядка 20 долл. в денежной себестоимости на тонну. Кроме того, стоимость обогащения — 5—10 долл. на тонну. Доставка в порт Посьет обойдется еще примерно в 25 долл. на тонну.
Какие планы у вас по увеличению поставок в Юго-Восточную Азию?
— В этом районе мы давно и плотно работаем по продажам коксующегося концентрата. В прошлом году вышли на рынок Китая. Если раньше поставки туда были эпизодическими, то с прошлого года они составляют до 50% от всего экспорта коксующегося угля. В частности, из всего экспорта «Якутугля» 50% ушло в Китай, остальные 50% — в Японию и Южную Корею.
Но ведь китайский рынок — это традиционная зона интересов австралийских производителей. Готовы ли они свою долю уступить?
— Мы встречались с большим количеством японских, китайских и корейских компаний, и все они выражали большое желание покупать наш продукт. У нас преимущество в сроках поставок. Более того, хотя в определении цены мы ориентируемся на австралийские контракты, но они не являются для нас определяющими.
Как отличаются цены на внутреннем рынке и в Юго-Восточной Азии?
— Сегодня экспортные цены выше на 20—30%. Экспортные спотовые цены и растут быстрее, чем внутренние. Однако в России сейчас идет восстановление спроса, в связи с чем мы увеличиваем объемы нашего производства.
А структура поставок в России изменилась?
— Основные поставки — и до кризиса, и после — мы осуществляли предприятиям Evraz, «Северстали» и «Металлоинвесту».
До кризиса была тенденция удлинения контрактов. Сейчас что-то изменилось?
— Мы работаем с нашими партнерами по многолетним долгосрочным контрактам. При этом цены устанавливаются на основе ежемесячных и ежеквартальных соглашений. Это связано с тем, что рынок очень переменчивый, цены на металлы то растут, то падают.
Как меняется ситуация по ценам и объемам рынка угля?
— Если говорить про внешние рынки, то цены будут порядка 180—200 долл. на условиях ФОБ. Это на следующий финансовый год, восточный, который начнется с 1 апреля 2010 года. На российском рынке обычно цены ниже экспортных на 20—30 долл. в зависимости от качественных показателей. В целом, если говорить про объем международных продаж коксующихся концентратов, то в 2008 году они достигли 240 млн т, в 2009 году объемы упали до 212—214 млн т. В 2010 году прогнозируется увеличение до 225—230 млн т, а в 2011-м — выход на прежние объемы.
Для многих компаний экспорт в кризис был возможностью замедлить спад производства. Не столкнулись ли вы с ограничением экспортных мощностей?
— Есть проблемы с перевалкой. В восточных портах не хватает мощностей. Мы сейчас как раз занимаемся модернизацией нашего порта Посьет, кроме этого — проектированием нового порта Ванино.
Какие объемы угледобычи вы планируете в этом году?
— Если говорить про «Якутуголь», мы рассчитываем достичь объемов до 10 млн т (это уровень 2008 года), если говорить про Южный Кузбасс — 16 млн т, на нашем американском активе Mechel-Bluestone — до 4 млн т.
Какие планы у Mechel-Bluestone по поставкам, освоению новых рынков?
— В этом году мы планируем там увеличить производство примерно на 40% в сравнении с прошлым годом. Внутренний рынок США не до конца ожил, поэтому мы поставляем туда примерно 25% от всех объемов реализации коксующихся концентратов. Остальное уходит в ЮАР, Бразилию, Европу, Северную Африку.
Когда создавалась компания «Мечел-Майнинг», шла речь о том, что все сырьевые активы перейдут именно в эту компанию. Переход уже завершился?
— Коршуновский ГОК, «Южкузбасс­уголь» и «Якутуголь» уже там, Bluestone — еще нет.
Вы рассмотрели стратегию инвестиций на этот год?
— Мы спланировали бюджет из расчета, что доллар будет стоить 30—31 руб. В целом мы пересмотрели тактику инвестиций, выделили проекты, на которых надо сосредоточить максимальное внимание. Прежде всего Эльгинское месторождение, рельсобалочный стан в Челябинске, модернизация «Ижстали» (летом мы поставим туда современный электросталеплавильный комплекс), строительство еще одной непрерывной разливки на Челябинском металлургическом комбинате. Это эффективные проекты, отдача от которых должна поступить в течение ближайших лет.
В какой стадии сейчас проект по созданию рельсобалочного производства?
— У нас есть контракт с РЖД, по которому мы обязаны поставлять им до 400 тыс. т продукции в год начиная с 2011 года. Сейчас идут переговоры с «Роснано» об их участии в проекте. Данный проект уже прошел через научно-технический совет, и теперь рассматриваются вопросы дальнейшего развития и финансирования. Нанотехнологии будут применяться в закалке. Это стадия после прокатки, которая как раз и дает необходимое качество рельсов. При этом мы планируем поставки не только для РЖД. Есть предприятия, экспортные рынки (в том числе СНГ), которые покупают рельсы.
Может быть так, что «Роснано» полностью профинансирует проект?
— Нет. На большую часть проекта деньги уже есть по линии зарубежных экспортных страховых агентств.
Что вы планируете делать с энергетическим сегментом?
— Мы увеличим в этом году генерацию Южно-Кузбасской ГРЭС, поставим новый турбогенератор на «Москоксе». Сейчас занимаемся программой развития энергетического комплекса.
У компании есть еще один бизнес — металлосервисный. Как он показал себя в кризис?
— Сейчас «Мечел-Сервис» включает в себя несколько сегментов. В России находится порядка 50 с лишним металлосервисных центров, также они есть в Восточной Европе: Румынии, Болгарии, Сербии. В Западной Европе это германская компания HBL. Кроме этого металлосервисные центры есть в Голландии, Италии... Это хороший бизнес, дающий гарантированный денежный поток. Можно сказать, это дважды эффективный бизнес, который эффективен сам по себе и к тому же позволяет не допустить демпинга со стороны трейдеров. Мы продолжаем инвестировать в «Мечел-Сервис».
А как вы инвестируете? Вы покупаете уже готовый бизнес или сами развиваете в ключевых регионах?
— В основном сами.
Сколько стоит построить металлосервисную базу?
— Если большую, то до 10 млн долл. Но лучше все-таки не строить с нуля, а покупать какую-то базу и потом поэтапно модернизировать. Такая база сразу начинает работать, что дает возможность покрыть издержки на ее эксплуатацию.
Какие из принятых антикризисных мер вы считаете самыми удачными?
— Мы резко сократили издержки, серьезно занялись складами готовой продукции и складами материалов, затем обеспечили положительный денежный поток. Мы перестали продавать рискованным потребителям и серьезно занялись новыми рынками сбыта. Кроме того, мы резко сократили дебиторскую задолженность, которая сильно выросла в конце 2008 года, но благодаря проведенной работе у нас не осталось глобальных задолженностей.
Если говорить о сокращении издержек, то самая первая реакция в отрасли — это сокращение персонала.
— Нас стало меньше на 4 тыс. человек, в то время как всего в «Мечеле» работали 85 тыс., то есть сейчас в компании около 81 тыс. сотрудников. Это не плановые массовые сокращения, а естественная убыль. У нас много достаточно серьезных профессиональных бизнесов, и мы не можем позволить себе терять людей. Во время кризиса стояла задача сохранить коллектив.
Можно ли ожидать, что в ближайшее время «Мечел» предпримет шаги по выводу на биржу «Мечел-Майнинга» или других своих бизнесов?
— Мы не можем это комментировать.
Какие вы можете дать прогнозы по развитию отрасли в этом году?
— Мы видим объективные причины для роста объемов и цен во всех отраслях потребления нашей продукции.«Мечел» – один из крупнейших российских горнометаллургических холдингов. Предприятия компании работают в России, США, Казахстане, Румынии, Литве и Болгарии. Выручка компании за 9 месяцев 2009 года по US GAAP составила 4,03 млрд долл., убыток – 340 млн долл. 66,76% акций ОАО «Мечел» принадлежит генеральному директору компании Игорю Зюзину, около 30% торгуются в виде ADR на Нью-Йоркской фондовой бирже. Сегодня экспортные цены на коксующийся уголь выше на 20—30%
В определении цены мы ориентируемся на австралийские контракты, но они не являются для нас определяющими Ведем переговоры с «Роснано» об их участии в проекте создания производства рельсов

РБК daily
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_768.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru