Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

У нас в руде не залежится



На рынке золота сложилась парадоксальная ситуация: при росте цен на металл добыча падает. Происходит это за счет исчерпанности старых месторождений Африки и США. Хорошей конъюнктурой на золотом рынке, которая продлится еще долго, будут пользоваться две страны — Россия и Китай.
Практически всю прошлую неделю цены на золото ежедневно устанавливали рекорды. К концу недельного ралли цены приблизились к 1150 долларам за тройскую унцию. Никто не сомневается, что номинальные цены на золото будут расти и дальше. В условиях высоких экономических рисков и снижения курса доллара участники рынка рассматривают этот драгметалл как безопасную гавань, в результате с начала текущего года золото подорожало на четверть, в то время как долларовый индекс, показывающий стоимость американской национальной валюты относительно корзины из шести основных мировых валют, снизился более чем на 7%. «Бычьи» настроения также поддерживаются известиями о плавном замещении доллара золотом в резервах центробанков Китая, Бразилии и России.
Кто-то полагает, что в будущем году цены за тройскую унцию золота смогут дорасти до 1500 долларов, а кто-то из числа наиболее отчаянных рассчитывает, что цены приблизятся вплотную к 2000 долларов. Еще лет пять назад рынок золота был более консервативен, но теперь этот драгметалл очень востребован спекулянтами. Все новые и новые инвесторы перекладываются в золото. Вот, к примеру, разбогатевший на кризисе управляющий хедж-фонда Paulson & Co Джон Полсон заявил на прошлой неделе, что собирается вложить около 250 млн долларов из своих личных 6 млрд долларов в фонд, который будет инвестировать в золото. Инвестиционные аналитики, знакомые с планами Полсона, говорят, что он хочет вкладывать не только в покупку драгметалла, но и в разработку золотых месторождений. И если спекуляции на самом металле они еще как-то понимают, то тратиться на разработку месторождений многие до сих пор считают неуместным. Таково сегодняшнее отношение к отрасли. Владельцы золоторудных компаний до сих пор предпочитали получать доходы за счет капитализации имеющихся у них запасов золота, а не за счет физической разработки, добычи и продажи металла. Ожидания биржевого рынка, что в условиях падения доллара золото станет востребованным активом, автоматически переносились на стоимость компаний и их золоторудных запасов, и заниматься тратой денег на разработку золоторудных месторождений, вместо того чтобы собирать маржу с рыночных ожиданий, казалось сущей глупостью.
Неудивительно, что ведущие золотодобывающие компании мира сегодня уверены: производство золота в долгосрочной перспективе будет сокращаться, несмотря на рост цен до исторического максимума. Мировое производство золота вырастет в 2009 году на 3,7% — до 2502 тонн, преимущественно благодаря увеличению добычи в Индонезии, прогнозирует авторитетная в отрасли консалтинговая компания GFMS. «Однако это лишь временная заминка в рамках понижательного тренда, а не долговременный возврат к росту», — считают аналитики GFMS. Россия идет сегодня вразрез с этим трендом, и это не ошибка.
Мы некоторое время пребывали в спячке в части наращивания золотодобычи, но в последние два года проснулись и демонстрируем заметный рост. В прошлом году по объему золотых запасов и резервов Россия занимала второе место в мире, уступая лишь ЮАР. Но по объему производства драгоценного метала наша страна была на шестом месте, уступая Китаю, той же Южной Африке, США, Австралии и Перу (см. график 4). Однако теперь Россия и Китай начали наращивать добычу. Причем именно у России, а не у Китая есть в этой гонке уникальные преимущества.
Спрос не рождает предложение
«Увеличение добычи золота в ближайшее время будет “искусственным”. Оно произойдет за счет того, что небольшие месторождения получают инвестиции благодаря росту цен на золото, — предполагает Марк Бристоу, президент золотодобывающей компании Randgold Resources. — Однако этого недостаточно, чтобы поддерживать увеличение добычи в долгосрочной перспективе, на срок десять-двадцать лет. Отрасль столкнется с долгосрочным снижением — как объемов, так и качества добываемого золота».
В долгосрочном периоде сокращение предложения на рынке золота сможет дополнительно поддержать рост цен на него. «Предложение не будет решающим фактором, но на фоне остальных причин оно сможет поддержать цены», — считает старший аналитик GFMS Уильям Тэнкард.
В отличие от большинства других металлов за последние десять лет поставки золота на рынок устойчиво уменьшались, указывают аналитики инвестбанка Nomura: «Даже при том, что эта тенденция может развернуться в противоположную сторону, поскольку есть надежда, что относительно высокие цены на золото прошлых четырех лет дали достаточно времени, чтобы развить новые шахты (где себестоимость добычи выше), мы полагаем, что эти поставки на рынок всего лишь заменят поставки вторичного золота (более дорогого по себестоимости)». Для справки: добытое золото покрывает только 62% мирового спроса на него, а 31% прибывает на рынок из переработки золотого лома.
Наиболее высок спрос на тезаврационное золото в Китае. Правительство КНР требует увеличения золота в запасах центробанка. Но даже при том, что Китай нарастил собственную добычу в полтора раза за последние десять лет, это все еще только 12% глобальной золотодобычи — значительно меньше, чем доля Китая в производстве и потреблении других металлов. К тому же растущие доходы китайского населения будут способствовать дальнейшему спросу КНР на драгоценности из золота.
«Общемировая тенденция к снижению уровня золотодобычи действительно наблюдается в последние годы, — признает Павел Масловский, председатель совета директоров группы компаний “Петропавловск” (контролирует золоторудную компанию Peter Hambro Mining). — Пик был достигнут в 2001 году. И с тех пор объемы производства золота в мире понемногу снижались. Но это не первый откат. Если вы посмотрите на статистику за более длительный период, то заметите, что подобная “стагнация” и снижение объема производства золота в мире наблюдались примерно с середины семидесятых по середину восьмидесятых годов прошлого века. А потом наметился резкий рост, и к 2001 году уровень добычи в мире увеличился более чем на 1000 тонн в год — с показателей ниже 1500 тонн почти до 2500 тонн. Тем не менее тренд на снижение мирового производства золота во многом связан с истощением ресурсов, прежде всего в странах, давно ведущих полномасштабную золотодобычу».
Действительно, снижение глобальной золотодобычи происходит из-за падения добычи у традиционных глобальных лидеров — Южной Африки, США и Австралии, совокупная доля которых в мировой золотодобыче снизилась с 43% в 1999 году до 29% в 2008−м. В 2007 году Южная Африка и США уступили первое место в мире по добыче золота Китаю. Помимо Китая самый динамичный рост показала Россия — 4% среднегодовых темпов роста добычи за 1999–2008 годы.
Вообще, золото — нестандартный металл, оно очень сильно отличается от других. Акции золотодобывающих компаний исторически торгуются с существенной премией по всем мультипликаторам (отношение капитализации к запасам руды, к добыче и так далее) в сравнении с другими секторами горнодобывающей отрасли. При этом разведанных запасов золота в мире меньше всего из всех майнинговых секторов, кроме, разве что, серебра (см. таблицу 1). Одна из самых известных особенностей золота — его дефицит в земле, который, собственно, и объясняет, почему этот металл действительно драгоценен и почему акции золотодобывающих компаний должны заслуживать премиальной оценки. «Действительно, такой элемент премии присутствует в оценке золотодобывающих компаний», — признает аналитик инвестиционного банка UBS Анастасия Грачева. В то время как то же никелевое или медное месторождение при его исчерпании со временем можно заменить на новое, в золотодобыче сделать это гораздо труднее. Неудивительно, что в целом по миру заметна одна интересная тенденция в золотодобывающей отрасли: несмотря на рост стоимости запасов золоторудных месторождений, где-то начиная с 1999 года объемы запасов вновь открываемых месторождений снижаются, а затраты на поиск и геологоразведку растут. И очень часто получается, что в золотодобычу приходят новые игроки типа Джона Полсона, чтобы получить лицензию на разведку золота. Они его находят, оконтуривают предварительно запасы, а дальше деньги у них кончаются, и на запуск добычи средств не остается. А самое главное — нет опыта освоения таких ресурсов.
В принципе инвесторы в золоторудные акции все-таки стремятся время от времени переоценивать операционную деятельность той или иной компании, чтобы отслеживать, добывает компания золото или нет. «Инвесторы очень негативно воспринимают, когда люди обещают, но не производят, — отмечает г-жа Грачева. — С недоверием они относятся и к компаниям, владеющим пусть даже крупными месторождениями, но без опыта их разработки, без реализованных проектов». В последние годы скепсис инвесторов заметили многие российские игроки в отрасли: малоизвестным, менее опытным игрокам стало труднее привлечь капитал для развития добычного проекта. По этой причине в отрасли, в том числе в России, стали нарастать тенденции консолидации.
Консолидация неизбежна
«Если рассматривать мировые тенденции, то ситуация в каждой конкретной стране уникальна, — объясняет представитель золоторудной компании, пожелавший остаться неизвестным. — Где-то фактором, лимитирующим добычу, является истощение запасов, где-то — трудности с инфраструктурой или слишком строгие экологические нормативы. В России же основная проблема — разрыв между приростом запасов и добычи, дороговизна геологических исследований и удаленность и труднодоступность новых перспективных объектов добычи». Тем не менее если в прошлом году Китай прибавил 3% в добыче за счет направленной политики, значительных вливаний в отрасль и трудовых ресурсов, то Россия за тот же период увеличила добычу золота на 13% без каких-то особенных побудительных мероприятий со стороны государства. У российских золотодобытчиков есть определенное преимущество. Нам в отличие от Африки и США еще только предстоит преодолеть разрыв между избыточным объемом запасов и уровнем производства. Об истощении запасов в России говорить пока рано.
Россия занимает третье место в мире по разведанным и доказанным запасам золота и пятое место по добыче. При этом на коренные месторождения приходится половина всех запасов, 20% — на россыпные и 30% — на комплексные. В 2008 году после трехлетнего периода снижения выпуск золота (без попутного и вторичного металла) достиг наибольшего значения в современной отечественной золотопромышленности — 163,9 тонны. В этом году производство золота в стране тоже увеличивалось. В январе-сентябре оно, по данным Союза золотопромышленников России, выросло на 14,6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — до 151,3 тонны. Все это происходит на фоне постоянного увеличения доли рудного золота, замещающего более дорогое по себестоимости коренное золото. Вместе с ростом добычи коренного золота меняется и география добычи (см. карту): если раньше, скажем, долгое время лидирующее место в добыче в стране занимала Иркутская область, то теперь лидер — Красноярский край со своими рудниками. Все больше проектов запускается в регионах, ранее к лидерам не относившихся. К примеру, основной прирост добычи золота за девять месяцев этого года обеспечили рудные проекты на Чукотке — месторождения Купол (разрабатывает канадская Kinross) и Каральвеем (принадлежит группе Льва Леваева), в Амурской области — месторождения Пионер (Peter Hambro) и Березитовое (High River Gold) и на Камчатке — Агинское месторождение (ЗАО «Камголд»).
При более богатых рудах на российских месторождениях удельные капитальные вложения на одну тонну руды и один грамм золота выше, чем на зарубежных активах. Более высокая стоимость строительства в Сибири и на Дальнем Востоке определяется тяжелыми геоклиматическими условиями, высокими ценами на оборудование, строительно-монтажные, транспортные и прочие работы. Во многом капзатраты обусловливаются и типом перерабатываемого сырья, что определяет технологическую ренту разработки. Но нас спасают более низкие издержки уже в процессе самой золотодобычи.
И все-таки для запуска больших капиталоемких проектов нужно, чтобы размеры и опыт компании соответствовали рынку. Между тем российская золотодобыча продолжает быть низкоконсолидированной. В 2004 году можно было предполагать, что «Норильский никель», добывая 40 тонн золота и рассчитывая к 2010 году довести этот показатель до 100 тонн, мог бы выйти на седьмое место в мире по добыче, а с учетом возможной консолидации южноафриканской Gold Fields, блокпакетом акций которой он владел, «Норникель» (позднее выделенная из него компания «Полюс Золото») мог бы попасть в тройку мировых лидеров. Но сегодня крупнейшая российская золоторудная компания «Полюс Золото» лишь замыкает топ-10 крупнейших мировых золотодобытчиков.
Да, в российской отрасли уже появились конкурентоспособные российские компании, зачастую располагающие современными технологиями ведения карьерных работ и производства золота. Но без консолидации отрасли рост добычи не продолжится. Собственно процесс консолидации запущен. Так, в августе 2009 года «Полюс Золото» приобрела 50,1% акций казахстанской компании KazakhGold. В сентябре представители «Полюса» вошли в менеджмент и совет директоров KazakhGold. В этом году другой крупный российский игрок, компания «Полиметалл», тоже сделала ряд важных приобретений — месторождения Сопка и Дальний, расположенные вблизи месторождения Кубака, месторождение Майское на Чукотке, а также действующее месторождение Варваринское в Казахстане. Значительного роста добычи золота «Полиметалл» ожидает в 2011 году, когда будет запущено не так давно приобретенное месторождение Албазино. Большая часть этих месторождений покупалась у частных владельцев. И таких держателей интересных горнорудных активов в отрасли еще довольно много. Очевидно, что они не в состоянии самостоятельно разрабатывать месторождение, особенно если оно крупное. Тут-то им на помощь и приходят игроки, подобные «Полиметаллу» или «Полюсу», либо иностранцы. Но роль российских компаний как на собственной территории, так и на территории других стран растет. По оценкам аналитиков, при благоприятных результатах геологоразведок, проводимых зарубежными и российскими компаниями на территории России, и плановом вводе месторождений ежегодная добыча золота из российских недр через пять лет достигнет 250 тонн. При этом будущий рост также связан с развитием науки и инжиниринга, обеспечивающих более совершенные технологии извлечения золота. Это означает, что в эксплуатацию будут вводиться все более сложные месторождения с упорными рудами, которые в прежние времена были «экономически неизвлекаемы». «Сейчас есть и умопомрачительные технологии — вплоть до извлечения золота из арктических льдов, — рассказывает Павел Масловский. — Но это на грани фантастики. А то, что современные технологии ускоряют создание производств, повышают их эффективность и дают устойчивый рост золотодобычи, могу говорить с уверенностью. На Маломыре мы планируем начать автоклавное выщелачивание, с помощью которого достигается максимальная степень извлечения при упорной руде. Раньше разработка такого сложного месторождения была практически невозможна». В общем, благодаря высоким ценам на золото у России есть шансы в сжатые сроки запустить в работу крупные рудные активы, перейти от более простых технологий к сложным, получить новые компетенции и тем самым упрочить свое лидерство в мире.

Эксперт
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_757.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru