Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

Сумасшедший лом



Мнение о том, что бизнес на сборе и переработке цветных и черных металлов является "черным" и сверхприбыльным, еще несколько лет назад в сознании обывателей было неоспоримым. Однако за последние годы на рынке произошли изменения, которые это мнение опровергают. Да и экономический кризис сильно подкосил ломозаготовителей.
Кризис по-черному
2009 год игроки называют самым тяжелым в новейшей истории для участников рынка цветных и черных металлов, а сложившуюся ситуацию — критической. Цена за тонну лома черных металлов в августе прошлого года составляла 12-13 тыс. руб., а к началу ноября 2008-го, по данным службы маркетинга ПО "Вторчермет" НЛМК, она снизилась до 4-4,5 тыс. руб. Рынок черных металлов "схлопнулся" мгновенно, объясняет Сергей Лобанов, первый замгендиректора ЗАО "Профит", обеспечивающего металлоломом Магнитку.
Сейчас, после произошедших за год нескольких снижений и повышений, закупочная цена лома у крупных комбинатов составляет 7 тыс. руб. за тонну. Чтобы рынок не "сдувался", она должна быть не ниже 7,5 тыс. руб. за тонну, объясняет структуру ценообразования на металлолом коммерческий директор компании "ОМК-Экометалл" Андрей Мерзляков. По порядку: себестоимость лома — 3 тыс. руб., стоимость его доставки от предприятия, где лом образовался, до заготовителя — 1 тыс. руб. на взятки ГИБДД и бензин. Заготовитель покупает этот лом за 5 тыс. руб., из них 1 тыс. руб.— заработок поставщика. Если цена лома на площадке — 5 тыс. руб., к этой сумме переработчик добавляет 1,5 тыс. руб., сюда он закладывает стоимость переработки и свою прибыль. Вместе с добавленной стоимостью лом стоит уже 6,5 тыс., плюс средний железнодорожный тариф до комбината — 1 тыс. руб. В итоге цена тонны лома с доставкой на комбинат — 7,5 тыс. руб. "А по факту она — 7 тыс. руб., и все начинают по цепочке "сдуваться"",— резюмирует Мерзляков.
В силу того, что производственные программы меткомбинатов, единственных потребителей лома, были рассчитаны на полную загрузку мощностей, предприятия планировали зимние запасы сырья в августе-сентябре под эти объемы. "А когда грянул кризис, металлопрокат стал невостребованным, объемы продаж, как и металлургическое производство, сократились минимум вдвое, и понятно, что этого зимнего запаса хватит не только на январь-февраль и март, но и на полгода",— размышляет Андрей Мерзляков. Поэтому основная масса меткомбинатов вошла на рынок "в режиме прощупывания" только в мае, а реальные закупки возобновились лишь в июне.
Для рынка лома черных металлов это был сокрушительный удар. Ситуация усугубилась тем, что у ломозаготовителей — взятое в лизинг оборудование, кредиты, которые необходимо обслуживать. Рефинансировать свои долги многим участникам рынка не удалось. Наглядно обстановку на рынке иллюстрирует изменение объемов ломозаготовки: по 30-31 млн тонн было в 2006 и 2007 годах, в 2008 году — уже 28 млн тонн (из-за провального четвертого квартала). В этом же году игроки прогнозируют дальнейшее сокращение объемов ломосбора до 12-13 млн тонн (такую оценку дает Сергей Лобанов из "Профита"), а в лучшем случае — до 15,5-16 млн тонн, в денежном выражении — около 100 млрд руб. (по мнению Олега Масленникова из консалтинговой Steelway limited company), то есть рынок падает более чем вдвое.
По мнению заместителя гендиректора информационно-аналитической группы Rusmet Михаила Родионова, из-за такого драматического сокращения производства невозможно быстро восстановить прежние объемы заготовки. Одни компании разорились, другие полностью деградировали в производственном смысле (сокращение числа площадок и распродажа оборудования, увольнение квалифицированных и опытных работников и т.п.), а это может привести к дефициту лома и соответствующим скачкам цен при оживлении спроса на него. "Значительная часть стального лома из промышленных и бытовых отходов зачастую стала попадать на свалки вместо переплавки, нанося урон окружающей среде и делая невозможным дальнейшее использование этой стали как вторсырья",— резюмирует Михаил Родионов.
Сокращение ломозаготовки на 59% кажется вполне естественным для тех, кто знает, что пережили "ломовики" за прошедший год: стремительное падение цен на лом, массовые неплатежи и дисконты при расчетах за уже поставленный лом, а в довершение всего — мартовское ограничение экспорта лома черных и цветных металлов лишь десятью таможенными постами на всю Россию, где можно было декларировать лом на вывоз.
К примеру, на Дальнем Востоке ФТС разрешала экспортировать лом только через Петропавловск-Камчатский, в Сибири — через таможню Красноярска. А перегон судна с металлоломом из Корсакова или Владивостока в Петропавловск-Камчатский, разгрузка, таможенное оформление и погрузка делали процесс нерентабельным, особенно на фоне мирового кризиса, когда цены на сырье заметно упали. Сегодня, кстати, внутрироссийские цены на лом практически не отличаются от мировых (различия только из-за транспортной составляющей и экспортной пошлины).
Таким образом, в отличие от производителей руды и самих меткомбинатов, в момент, когда внутреннее потребление упало, ломозаготовители не смогли найти отдушину в экспорте: он не только не вырос, а, наоборот, упал более чем в пять раз. В 2006-2007 годах на экспорт отправлялось около 13-14 млн тонн лома (чуть ли не половина заготовленного), в 2008 году показатель упал, по разным оценкам, до 8-9 млн тонн, а в этом году игроки ожидают дальнейшего снижения экспорта до 2,5-3 млн тонн. Впрочем, 5 октября Высший арбитражный суд отменил приказ ФТС, и теперь игроки надеются, что это поможет им поработать в "несезон", когда ломозаготовка в России из-за особенностей климата берет передышку до весны.
Кризис в цвете
Что касается цветных металлов, то здесь ситуация не такая драматическая, как на рынке черных, хотя и тоже тяжелая. Потребление металлопродукции в этом сегменте тоже резко упало, а крупные предприятия были вынуждены заморозить практически все инвестиционные проекты по техническому перевооружению действующих и созданию новых производственных мощностей. Так, Русская медная компания (один из трех главных производителей меди в стране) отложила в долгий ящик планы по созданию цинкового и никелевого производств на базе приобретенных кобальт-никелевых Куликовского и Белинского месторождений. О значительном сокращении инвестпрограммы заявил и Челябинский цинковый завод, а компания "Русал" перенесла запуск Тайшетского алюминиевого завода на год (ранее предполагалось получить первый металл в 2009 году, а полностью завершить строительство — в 2011-м). Кроме того, золоторудная компания Highland Gold перенесла сроки запуска ГОКа, предназначенного для освоения Тасеевского месторождения в Забайкалье, с 2010 на 2013 год.
С начала года металлоторговые фирмы сократили объемы продаж цветных металлов и приостановили развитие филиальных сетей, некоторым пришлось вообще уйти с российского рынка. Но по сравнению с "черной" ломозаготовкой конъюнктура рынка цветной металлургии частично восстановилась: основные цветные металлы подорожали с начала этого года в диапазоне от 80% до 200%. Государство даже сочло целесообразным избавить производителей цветных металлов от части прибылей. С 2010 года будет введена экспортная пошлина на никель, кроме того, предполагается ввести пошлины на все цветные металлы, торгующиеся на Лондонской товарной бирже. Минфин уже заложил 4,5 млрд руб. предполагаемых доходов от экспортной пошлины на никель в проект бюджета 2010-2012 годов, хотя металлурги через Минпромторг борются за снижение ставки.
Экспортные пошлины на нелегированный никель и медные катоды были обнулены решением правительства от 21 января, чтобы поддержать металлургов в кризис. До отмены пошлина на никель составляла 10%, на медь — 5%. Тогда экономия металлургов оценивалась в $350 млн в год. На цинк и олово пошлина сейчас составляет 5%, а пошлина на алюминий отменена в 2008 году (составляла 10%). Однако с оживлением экономики и ростом спроса на цветные металлы правительство решило отменить предоставленные льготы.
Ломовая независимость
Обеспеченность предприятий сырьем металлурги считают вопросом стратегической безопасности. Чтобы не быть чересчур зависимыми по сырью от сотен посредников как легальных, так и фирм-однодневок, меткомбинаты выстроили собственные ломосборочные сети. "Несколько лет назад стало модно говорить о том, что стоимость компании — это ее капитализация. Вхождение в состав компании структур, занимающихся металлоломом, автоматически поднимало ее капитализацию",— говорит Сергей Лобанов.
В последние годы металлурги стали активно покупать для своих ломозаготовителей современное оборудование, поглощать наиболее привлекательные заготкомпании. Среди крупных структур следует выделить ПО "Вторчермет НЛМК", обеспечивающее потребности группы НЛМК, "Профит" (ММК), "Северсталь-Втормет" ("Северсталь-Ресурс"), "ЧТПЗ-Мета" (группа ЧТПЗ-ПНТЗ), "Уралметком" ("Металлоинвест"), "Ломпром" (группа "Эстар"), "ОМК-Экометалл" (ОМК).
Но несмотря на наличие собственных ломозаготовительных дивизионов, немалая доля поставок приходится и на сторонних поставщиков. Естественно, потребители лома предпочитают получать его от предприятий собственной сети, но для полного покрытия собственных потребностей они работают и с другими поставщиками. Тем более что, по мнению экспертов, модель создания собственной сети по заготовке лома не всегда эффективна.
"Допустим, меткомбинат запрашивает 5 тыс. тонн у своего регионального поставщика,— рассуждает Андрей Мерзляков.— На это поставщик отвечает металлургам требованием купить его лом по максимальной цене в этом регионе. К примеру, если там все предприятия покупают лом по 6 руб. за кило, он говорит, давайте 6,5 руб. за кило, в противном случае он эти 5 тыс. тонн не наберет. Металлурги вынуждены идти на поводу у поставщика, и эффективность их сети оказывается спорной". Может получиться так, что свой лом окажется для предприятия значительно более дорогим, чем купленный на рынке.
С этим столкнулась, к примеру, Магнитка. По словам экспертов, по время кризиса ММК не стал поддерживать свои заготовительные предприятия и обеспечивать их постоянной отгрузкой. Полгода они жили на свой страх и риск на самофинансировании и отгружали лом "на сторону" (по словам Сергея Лобанова, 20-25% их продаж идет "прочим потребителям"). Причем ситуация, когда лом головным предприятием не востребован, характерна не только для "Профита": например, сторонним потребителям отгружает лом и ПО "Вторчермет" (НЛМК).
Обеление черных и цветных
В декабре 2006 года вышло постановление правительства, согласно которому компании, занимающиеся сбором, переработкой и реализацией лома цветных и черных металлов, были обязаны пройти лицензирование. Всего было выдано около 3-3,5 тыс. лицензий, работающих реально — около 1,5 тыс. (до наступления кризиса), считает Сергей Лобанов: "Тот, кто идет на нарушения, делает это на свой страх и риск. Но это их проблемы: статья 171 УК РФ за нарушения уж больно нехорошая — "Незаконная предпринимательская деятельность", с уголовным наказанием".
Так или иначе, неофициальных сборщиков лома на российском рынке все еще много (они не являются юрлицами, речь может идти только о физлицах, уверен Олег Масленников из Steelway limited company): по мнению коммерческого директора компании "ОМК-Экометалл" Андрея Мерзлякова, соотношение нелегалов и обладателей лицензии — 40 на 60: "Например, в промзонах восточной части Москвы нелегалов много, они договариваются с предприятиями, где есть источник ломообразования, коррумпируют руководителей сбытовой службы, получают через них металлолом и продают его либо на заготовительную площадку, либо трейдеру". Как говорит Сергей Лобанов, нет ничего выгоднее ворованного лома: входящая стоимость у такого сырья нулевая.
К тому же проблемой хищения цветных металлов никто по-настоящему и не занимался. В некоторых регионах, как, например, в Кемеровской области, в декабре прошлого года она вывела из себя даже депутатов областного совета, принявших закон о запрете деятельности по приему лома цветных металлов. Хищения черного и цветного металлов в области носили массовый характер. В частности, злоумышленники похитили даже телевизионную мачту высотой 32 метра, а на складах шахт были зафиксированы крупные кражи шахтового медного кабеля.
Свою программу противодействия расхитителям цветных и черных металлов реализуют в РЖД, предлагая ужесточить наказания охотников за ценным сырьем. Так, компания вместе с Минтрансом подготовила предложения в Госдуму о наложении на правонарушителей штрафа "в размере 100 тыс. руб. либо лишении свободы на срок до двух лет за разрушение, повреждение транспортного средства, путей сообщения, средств сигнализации и связи, а также блокирование транспортных коммуникаций".
Лицензирование деятельности по сбору цветных металлов ставит под сомнение сверхвыгодность нелегального бизнеса. Ведь если с проверкой нагрянут правоохранительные органы, то лицензию отберут и бизнес закроется. Поэтому краденый лом принимают теперь очень осторожно. В неофициальных беседах сотрудники пунктов приема цветмета подтверждают: прием лома от населения действительно резко сократился, а падение объемов сбора цветного лома объясняется низкими ценами, которые невыгодны для поставщиков. "Поставки лома от населения до кризиса составляли примерно 20% в совокупном объеме сбора лома, а сейчас — всего несколько процентов. Наши потребители снизили закупочные цены, и мы были вынуждены снизить свои",— рассказал в интервью BFM.ru сотрудник компании "Ломком", поставляющей лом для Подольского завода цветных металлов.
Пертурбации на добавленную стоимость
Еще года два назад добросовестные игроки рынка металлолома били в набат, утверждая, что непрозрачность металлоломного бизнеса — главный тормоз прогресса в отрасли. Непрозрачной ее делало налоговое мошенничество, а точнее, использование НДС в ходе операций по купле-продаже лома и отходов черных и цветных металлов.
Рассмотрим типичную ситуацию на рынке. Перерабатывающая компания принимает лом как от частных, так и от юрлиц без всякого НДС. Затем переработанное сырье необходимо продать предприятию — экспортеру или металлургическому заводу. По закону эти предприятия обязаны принять лом с входящим НДС. Но многочисленные нечистые на руку посредники перекупают сырье у переработчиков и "вдувают" в лом якобы уплаченный государству НДС, предоставляя металлургам и экспортерам фальшивые документы об уплаченном налоге. После чего те с удовольствием покупают у них этот лом — это оказывается дешевле, чем напрямую закупаться у добросовестных компаний-переработчиков.
Конечно, такие схемы характерны не только для металлолома, но и, скажем, для рынка леса или зерна. Но люди, которые хотели бы вкладывать деньги в заготовку и переработку лома, их не вкладывали, потому что если бы они работали честно, они были бы неконкурентоспособны, рассуждает Андрей Мерзляков. "А если работать нечестно, то в любой день могут нагрянуть налоговая или УБЭП со всеми вытекающими: оборудование арестуют, бизнес закроется. Поэтому отрасль топталась на месте",— говорит он.
Эта проблема сказывалась главным образом на добропорядочных покупателях металлолома, поскольку если налоговая служба находила, что кто-то в цепочке НДС не заплатил, то претензии предъявлялись не к настоящему нарушителю, а к тому, кого легче поймать, то есть к конечным покупателям, отмечает Сергей Лобанов. Естественно, государство тоже теряло огромные суммы потенциальных налоговых сборов.
Но с 1 января 2009 года операции по реализации лома и отходов черных металлов освобождены от уплаты НДС. По цветным металлам точно такое же решение было принято годом ранее: НДС для "цветников" не действует с 1 января 2008 года. И на данный момент тема с отмыванием этого налога просто неактуальна. Участники рынка прогнозировали, что в случае отмены НДС появится возможность для декриминализации и повышения прозрачности рынка лома цветных и черных металлов, возрастет собираемость НДС за счет полной выплаты исходящего налога с металлургических предприятий и экспортеров и улучшится инвестиционная привлекательность отрасли.
Если "цветники" успели почувствовать эффект от отмены НДС, то карты "черным" ломозаготовителям спутал мировой экономический кризис: на них частично были переложены финансовые проблемы, с которыми столкнулись металлурги. "Если бы не кризис, то эффект от решения об отмене НДС был бы более заметным, более ощутимым",— полагает коммерческий директор компании "Орис Пром" Игорь Адабир. Сейчас тормозом для развития являются только кризисные явления, согласен с ним Андрей Мерзляков: это отсутствие устойчивого спроса на металлолом со стороны металлургов — им ведь тоже неясно, как будет развиваться рынок. Против ломопереработчиков играет предложение, превышающее спрос, и избыточные мощности по ломопереработке, которые "едят" деньги. "Но если бы на рынке была благоприятная конъюнктура, при таком развитии ситуации люди бы однозначно стали инвестировать и развивать этот бизнес",— уверен Мерзляков.
Давать прогнозы относительно дальнейшего развития рынка игроки отказываются: мол, это все равно что на кофейной гуще гадать. Тем не менее сегодня эксперты опасаются, что Россия может столкнуться в недалеком будущем с дефицитом ломового сырья. Импорт лома возможен, но он неизбежно приведет к росту себестоимости производства стали. На это и возлагают надежды игроки: металлурги все-таки заинтересованы в развитии отечественной ломозаготовки.
Роман Рожков

КоммерсантЪ
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_752.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru