Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

От дна оттолкнулись, но всплывем не скоро



Исчерпание запасов у торговцев и потребителей и рост спроса на отдельных экспортных рынках — вот факторы, оказывающие реанимирующее воздействие на российскую черную металлургию. Однако их силы не хватает для восстановления спроса, цен и объемов производства до предкризисного уровня
Отечественная металлургия вроде бы восстанавливает свои позиции. После провальных ноября-декабря 2008−го и начала 2009 года, когда производственные показатели отрасли оказались едва ли не худшими за всю ее новейшую историю, объемы загрузки мощностей возросли в полтора раза, некоторые компании в отдельные месяцы даже рапортовали о предельной загрузке мощностей. Наметились и признаки роста цен. Казалось бы, все говорит о том, что восстановление началось. Однако пессимизм участников рынка не позволяет считать наметившийся позитив фундаментальной тенденцией.
Сначала ударило
Черная металлургия — одна из наиболее пострадавших от кризиса отраслей. Львиная доля ее продукции связана с инвестиционным спросом. Жилищное и промышленное строительство, производство автомобилей — главные потребители металлургической продукции — свернулись и практически прекратили закупки металла по всему миру, за исключением разве что Китая. В сентябре-ноябре прошлого года произошел настоящий обвал рынка, в течение пары месяцев объемы производства упали вдвое (см. график 1 [1]), а текущие закупки металла сократились еще значительнее. Российские металлурги пострадали от кризиса даже больше других — сырьевой характер экономики и зависимость от зарубежных инвестиций сделали наших потребителей особенно уязвимыми. Наиболее глубоким спад потребления оказался в машиностроении: в январе-феврале по сравнению с февралем 2008 года отрасль сократила закупки металла в пять (!) раз.
Хотя цены по сравнению с пиковыми значениями июля-августа 2008 года на мировом и российском рынках снизились приблизительно в два раза (см. графики 2 [2] и 3 [3]), их нынешний уровень оказался близок к показателям вполне благополучного для металлургов 2007 года. В отличие, например, от смежного рынка цветных металлов главной проблемой предприятий отрасли оказалось падение не цен, а загрузки мощностей.
Дело в том, что меткомбинаты ограничены в возможностях снижения постоянных издержек, поэтому падение выпуска сразу же привело к росту удельной себестоимости производства (см. график 4 [4]). С учетом ценового фактора и того, что в отрасли в благоприятные годы было задействовано большое число высокозатратных активов, эффект получился убойным. В первом квартале доля убыточных металлургических предприятий перевалила за 60%. А сальдированный результат работы отрасли вылился в миллиард долларов убытков по сравнению c пятью миллиардами прибыли за аналогичный период прошлого года.
Потом чуть отпустило
С ноября 2008 года по январь 2009−го среднесуточные показатели производства в российской черной металлургии были минимальными за всю новейшую (с распада СССР) историю отрасли. Однако уже в конце января появились признаки подъема, а к февралю загрузка мощностей в черной металлургии возросла в полтора раза. Цены мирового и внутрироссийского рынка наконец-то нащупали дно, прекратив падение, а в самое последнее время наметились признаки некоторого их роста. Как отмечает аналитик Альфа-банка Сергей Кривохижин, за последние несколько недель рост цен на основные товарные позиции на мировых рынках составил 10–15%. «Ситуация с количеством заказов несколько улучшилась, — поделились с нами в “Северстали”, — наше североамериканское подразделение в середине июня повысило цены на горячекатаную полосу до 500 долларов за тонну, на холоднокатаную — до 620 долларов за тонну; оцинкованная сталь подорожала до 640 долларов за тонну».
Правда, ситуация на внутреннем рынке хотя и улучшилась по сравнению с провальными ноябрем-декабрем 2008−го и январем 2009 года, все же оставалась тяжелой из-за двукратного уменьшения спроса. Как отмечает аналитик инвесткомпании «Атон» Ольга Митрофанова, главным поддерживающим фактором стал внешний рынок, в первую очередь страны Юго-Восточной Азии, где вырос спрос на металлопрокат и обозначился достаточно неплохой уровень цен. Рост продаж в страны этого региона, а также на Ближний Восток и в Турцию отмечают и в НЛМК; кроме того, представители комбината сообщили о росте поставок в ЕС, в первую очередь за счет увеличения отгрузки слябов на прокатные мощности СП с Duferco.
Выросли поставки за рубеж слябов (простейший продукт, имеет форму плиты, требует дальнейшего передела — проката), началась отгрузка трубной продукции в страны Средней Азии. К середине года доля экспортных поставок в структуре продаж отрасли возросла до 75%, загрузка мощностей достигла почти 70%. Как раз при таком уровне, по оценкам г-жи Митрофановой, большинство отечественных сталелитейных компаний уже может генерировать прибыль.
В результате быстрого восстановления положение стальной индустрии в России оказалось лучше, чем в развитых странах, да и в большинстве других стран. Если не учитывать лидера рынка — Китай, которому удалось сохранить прошлогодние производственные показатели, и некоторые азиатские экономики, потери по сравнению с прошлогодними показателями у России оказались меньше, чем у других.
Российские компании смогли потеснить конкурентов на мировом рынке за счет лидерства по показателям себестоимости, подкрепленного девальвацией рубля. «Себестоимость производства слябов сейчас составляет 280–300 долларов за тонну, а у самых эффективных производителей — НЛМК и ММК — 243 и 205 долларов соответственно, — отмечает г-жа Митрофанова. — Даже первая цифра на 20 процентов ниже среднемирового уровня». Как поясняет Сергей Кривохижин, главными конкурентными преимуществами российской металлургии являются низкие цены на рудное сырье и коксующийся уголь (см. график 6 [5]): «В австралийских портах уголь стоит 120 долларов. Для металлургов США, Германии или Китая его цена с учетом транспортных расходов составит 180–200 долларов, тогда как в России уголь можно приобрести за 80 долларов. Поэтому себестоимость горячекатаного листа у крупнейших российских компаний составляет 260 долларов за тонну, а у лидирующих в отрасли китайских производителей — около 400 долларов, что является одним из наиболее высоких показателей в мире».
Второй по значимости сегмент отрасли — трубный — в условиях кризиса оказался достаточно стабильным, и дело тут в сравнительно устойчивом спросе на эту продукцию. Производство одной из двух наиболее значимых товарных позиций — труб большого диаметра (ТБД) — не сокращается, несмотря на инвестиционный характер товара. Отечественные трубопроводные монополии продолжают ранее запущенные проекты (см. «Нокдаун, но не нокаут» [6], «Эксперт» № 7 за этот год). В частности, в активную фазу перешло строительство «Северного потока» (хотя тендеры проведены еще год назад, поставки пошли только сейчас), начинается строительство ответвления ВСТО на Китай; более того, уже в кризис был запущен проект БТС-2, а также ряд проектов в Средней Азии. Вторая по значимости товарная позиция — трубы малого и среднего диаметра (обсадные, насосно-компрессорные, для котлов и т. д.) — тоже почти не пострадала: их потребление (преимущественно в нефтегазовой отрасли) связано с операционной деятельностью и мало подвержено урезанию. Те же соображения относятся и к части ТБД, которые нужны для замены изношенных участков трубопроводов.
«В лучшем положении находятся холдинг ТМК, Выксунский метзавод и трубный дивизион “Северстали”, — утверждает Сергей Кривохижин. — В чуть менее благоприятном — заводы группы ЧТПЗ, которая производит двухшовные трубы и перегружена долгами». В ЧТПЗ нам сказали, что основным направлением (50–55%) для нее остаются поставки труб нефтегазовому сектору, где ситуация с финансированием капитальных и текущих затрат сравнительно стабильна. Второе по значимости направление — поставки машиностроителям. Спрос в этом секторе упал почти в полтора раза, и оживления пока не наблюдается. Такая же стагнация в ЖКХ и строительстве. В итоге отрасль в объемах производства потеряла с прошлого года «всего» 31%.
Привыкайте, это надолго
Опрошенные нами аналитики сходятся во мнении, что в кризисные месяцы потребители и трейдеры «проедали» складские запасы, накопленные в период благоприятной конъюнктуры. Потому-то закупки и обвалились значительно сильнее спроса. Текущее потребление восстановилось, но фундаментальных оснований для разговоров о выходе из кризиса и начале нового ралли нет. Максимум, чего ожидают аналитики, — небольшой (10–15%) рост цен в ближайшие месяцы, но в среднесрочной перспективе многие видят угрозу повторной волны снижения спроса. «Рост в первую очередь объясняется снижением запасов, поэтому говорить о полноценном восстановлении потребления пока рано», — отметили, в частности, в НЛМК.
По словам аналитика ИК «Проспект» Дмитрия Парфенова, нынешние цены на сталь на уровне 300–350 долларов за тонну являются, по общему мнению, адекватными кризисному времени, и ждать их быстрого восстановления не стоит. «В конце лета — осенью можно ожидать незначительного улучшения ситуации на мировом рынке проката, — полагает Ольга Митрофанова. — Поддерживающим фактором для цен на прокат становится меньшее, чем ожидалось, снижение цен на железную руду по долгосрочным контрактам между китайскими сталелитейщиками и крупнейшими поставщиками — BHP Billiton, Vale и Rio Tinto. Но затем вновь может начаться коррекция».
Другой очевидный для специалистов факт — долгосрочный характер спада внутреннего спроса и переориентации дополнительных объемов черных металлов на экспорт. «На внутреннем рынке улучшений до конца 2009 года ждать, скорее всего, не стоит, поэтому как минимум ближайшие несколько месяцев доля экспорта в общей структуре поставок отечественных металлургов не опустится ниже 70 процентов, — говорит Ольга Митрофанова. — Идеальным вариантом в среднесрочной перспективе были бы госзаказы как альтернатива частному спросу на внутреннем рынке, однако, как показывает практика, эффект от госзаказов наступает с некоторым лагом, от нескольких месяцев до полугода». О необходимости стимулирования спроса через госзаказ, расходы ВПК и госкомпаний говорят едва ли не все участники рынка. «От властей нашей отрасли нужна поддержка конечного спроса — в строительстве, машиностроении, производстве ТНП, автомобилестроении, а также реализация инфраструктурных проектов и продолжение инвестпрограмм естественных монополий в полном объеме», — отмечают в НЛМК. Однако большинство игроков настроены скептически. «К сожалению, в условиях кризиса мы, напротив, наблюдаем сокращение запланированных инвестиционных программ, например “Газпромом”», — сказали нам в группе ЧТПЗ.
Казалось бы, финансовый кризис несет отечественной металлургии не только проблемы, но и возможности отвоевать новые рынки за счет вышеописанных преимуществ в себестоимости. Особенно с этой точки зрения интересен рынок Китая, где производится и потребляется почти половина выплавляемой в мире стали: в условиях кризиса тамошние компании оказываются наименее эффективными. «Средняя себестоимость производства слябов у китайских сталелитейщиков по итогам первого квартала 2009 года составила около 390 долларов за тонну, что на 30–40 процентов выше средних российских показателей, — отмечает Ольга Митрофанова. — Китайцы вынуждены импортировать до 60–70 процентов железной руды и до 40 процентов коксующегося угля по долгосрочным контрактам, но их контрагенты — горнорудные компании — не готовы идти на уступки в цене». Тем не менее аналитики не считают, что россияне смогут заметно потеснить китайцев на перспективном рынке. «Вероятно закрытие лишь мелких предприятий, китайские сталелитейщики, скорее всего, будут переориентироваться на внутренний рынок, где местное правительство уже сейчас вводит различные протекционистские меры», — отмечает Митрофанова. К тому же китайские сталелитейные компании часто интегрированы в разнообразные конгломераты, в том числе промышленные группы, которые не очень заинтересованы в закупках чужого металла.
Нарастить поставки на экспортные рынки отечественные компании все же могут, но достанутся им не самые привлекательные ниши. «Слябы, заготовка, крупный сортовой прокат и толстый лист… — 80 процентов трудо-, энерго-, материалозатрат и лишь 20 процентов добавленной стоимости — в таких товарных нишах будут расширять свое присутствие наши компании», — отмечает Дмитрий Парфенов. «Традиционно высоким спросом у зарубежных производителей пользуется продукция низких переделов; российская продукция с высокой добавленной стоимостью, к сожалению, неконкурентоспособна», — заключает Ольга Митрофанова. Среди перспективных регионов опрошенные нами аналитики и представители НЛМК назвали Дальний и Ближний Восток, Юго-Восточную Азию, в то время как ранее приоритетом для наших металлургов были США и ЕС. По мнению г-жи Митрофановой, несмотря на более сложную процедуру урезания постоянных издержек, до конца 2009−го — начала 2010 года в лучшем положении будут находиться производители, специализирующиеся на сортовом, а не на плоском прокате, к которым в России относятся «Мечел» и «Евраз групп». «Значительная часть анонсированных различными странами, в том числе Китаем и США, программ поддержки экономики направлена на финансирование инфраструктурных проектов, которые связаны с потреблением именно этой группы проката, — отмечает Митрофанова. — Производители сортового проката смогут загрузить мощности на 90–100 процентов, в то время как производители плоского проката будут вынуждены довольствоваться 70−процентной загрузкой».
Отдельный вопрос, которым сейчас задаются эксперты, — что российские холдинги будут делать с низкорентабельными (читай: зарубежными) активами. В первую очередь это, конечно, относится к «Северстали», не так давно объявившей о замораживании значительной части мощностей своих американских предприятий.
В ближайшей перспективе, похоже, ни о каких продажах речь идти не может. Как отмечают Ольга Митрофанова и Сергей Кривохижин, зарубежные активы приобретались на пике конъюнктуры. В условиях же спада их стоимость намного меньше традиционного для отрасли уровня. Свободными средствами обладают лишь немногие компании, которые, однако, не демонстрируют желания тратить деньги на проблемные активы. Но в будущем ситуация может измениться. «Российские магнаты от металлургии вполне могут потерпеть убытки зарубежных активов на ценных для них рынках в течение пары кварталов, — отмечает г-н Кривохижин. — Но если ситуация там кардинально не улучшится через год-полтора, это бремя может принести им политические проблемы на родине: в то время как деньги уходят американцам, людей увольняют в Череповце».

Эксперт
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_732.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru