Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

Третий раз за сто лет



Цены на сталь превысили все исторические показатели. Можно уверенно говорить, что беспрецедентно высокие цены на черные металлы станут катализатором новых структурных изменений в мировой экономике.
За первое полугодие 2008 года мировой стальной рынок поставил новые ценовые рекорды. Практически все товарные позиции как по плоскому, так и по сортовому прокату показали почти 50−процентную динамику роста. Наш расчет средних по первому полугодию цен дает основания говорить, что мы достигли и уже, по-видимому, превысили исторические максимумы с 1900 года.
Ситуация уникальна. Ценовые рекорды XX века устанавливались дважды — во время Первой мировой войны и на пике холодной войны между СССР и США. Сейчас реальные цены на сталь еще выше. Но нет никакого мирового катаклизма или военного противостояния. Значит, отрасль вступила в фазу кардинальных структурных изменений. Это не может не отразиться на мировой экономике, которая должна «переварить» сверхвысокую стальную конъюнктуру.
Сырье начинает и выигрывает/
Как мы уже отмечали ранее, основным фактором резкого удорожания стальной продукции стал дефицит сырья для сталеплавильного производства — железной руды и коксующегося угля. Дефицит, в свою очередь, обязан резкому росту спроса со стороны Китая, форс-мажорным обстоятельствам добычи сырья в ЮАР и Австралии, а также дефициту инвестпроектов по разработке новых месторождений.
Основным событием последних месяцев, зафиксировавших дальнейшую повышательную тенденцию в цепочке руда-уголь-сталь, стало заключение годовых контрактов на поставку железной руды. В конце июня Rio Tinto завершила переговоры с Baosteel, которая проводила их от имени всех китайских производителей стали. В результате китайцы согласились платить по 144,66 доллара за тонну мелочи (повышение — 80%) и по 201,69 доллара за тонну кусковой руды (96,5%). Правда, Дмитрий Парфенов, аналитик ИК «Проспект», считает что «Китай, вполне вероятно, пытается накопить запасы руды для поддержания устойчивого роста металлургической промышленности в будущем. По некоторым оценкам, в балансе потребления железорудного сырья (ЖРС) более 25% импортных закупок отправляется в длительное хранение. Возможно, таким способом Китай пытается накопить необходимые резервы для переговоров с крупнейшими майнинговыми компаниями в будущем». По прогнозу China Metallurgical Mining Enterprise Association, в 2008 году Китай увеличит импорт ЖРС на 14%.
Еще более выросли цены коксующегося угля. Nippon Steel и Posco согласились с повышением стоимости сырья на 205–210% — до 299–304 долларов за тонну, а сам уголь обогнал руду в себестоимости стали, на которую ранее приходилась главная часть затрат на ее производство.
Николай Сосновский, аналитик Собинбанка, отмечает: «Рост цен на сырье, скорее всего, начиная с 2009 года стабилизируется в пределах 15–20 процентов в год и вряд ли будет меньше из-за олигополизации сырьевого рынка».
Стали мало.
Является ли ценовое давление со стороны сырья единственным фактором дорожания стального проката? Мы думаем, что нет. Сам по себе стальной рынок генерирует не подтвержденный производством спрос.
По данным International Iron and Steel Institute (IISI), спрос на сталь со стороны стран BRIC в 2008 году составит около 45% мирового потребления. В КНР видимое потребление выросло по сравнению с 2006 годом на 13% — до 408 млн тонн. Расширение таких отраслей, как машиностроение, автомобилестроение, судостроение и строительство, по-видимому, и далее будет способствовать поддержанию высокого спроса на металл в этой стране. В Индии видимое потребление стали увеличилось на 11,3% — до 51 млн тонн, причем рост промышленного сектора и расширение строительства инфраструктуры будут и в дальнейшем обеспечивать высокий уровень спроса на индийском рынке. В России, по данным Росстата, видимое потребление стали достигло в 2007 году почти 40 млн тонн, что на 13,5% превышает показатель 2006 года. Высокий спрос в стране будет поддерживаться растущими потребностями нефтегазовой промышленности, а также повышением доходов населения. Существенно повышается спрос на сталь в Бразилии (в 2007 году на 18,6% — до 22 млн тонн) ввиду расширения жилищного строительства, автомобилестроения и производства основных потребительских товаров.
Специалисты IISI считают, что глобальные мощности по производству стали увеличатся в 2010 году до 1,85 млрд тонн с 1,56 млрд тонн в 2007 году. При этом половина прироста придется на Китай. Но помимо Китая значительное влияние на баланс спроса-предложения на мировом стальном рынке в ближайшие годы будет оказывать и ближневосточный регион. Леонид Комаровский, начальник департамента маркетинга компании «Брок-инвест-сервис», отмечает, что «рост цен на металлопродукцию обусловлен в частности значительным ростом потребления в странах Персидского залива».
В последние годы тут активно наращивается импорт стальной продукции — в 2007 году его объем дошел до 35 млн тонн (годовой прирост — 35%). Лидируют в этом отношении Иран, увеличивший закупки на 60%, до 12 млн тонн, и ОАЭ — на 36%, до 9 млн тонн. Производители стального проката в этом регионе планируют значительно увеличить закупки длинномерных продуктов, таких как арматурная сталь (для строительного сегмента). Иран, являясь крупным продуцентом стали в регионе, планирует к 2010 году повысить более чем вдвое свои производственные мощности — почти до 30 млн тонн.
Последствия неизбежны.
Что же значат новые ценовые горизонты для мировой экономики в целом?
Следствие первое: перераспределение капитала. В первую очередь речь идет об инвестиционном капитале. Чего-чего, а руды и угля в земле предостаточно, хватит на сотни лет. Осталось только их добыть. Но добыча угля и руды долгое время была недоинвестирована. Потребуется существенное смещение интересов инвесторов, чтобы игроки рынка получили неограниченный кредит доверия (на десятки и сотни миллиардов долларов) по вводу в строй новых месторождений и новых сталелитейных производств.
Следствие второе: смена технологических приоритетов по линии материалоемкости. Раз дефицит сырья надолго, то надолго и сверхвысокие цены на сталь. Между тем сталь — это основной конструкционный материал человечества. Его дороговизна неминуемо распространится по всей технологической цепочке вплоть до конечной продукции. По авторынку уже ползут разговоры об увеличении цен на автомобили из-за дорожающей стали — чего не припомнит ни один старожил. Так что более широкое использование и создание новых металлосберегающих технологий, считай, на повестке дня. Такие технологии многие годы и даже десятилетия оставались на периферии внимания бизнеса в целом, общества и власти. Их обновление, продвижение тоже потребует массы времени, сил и денег.
Следствие третье: возможная смена технологических приоритетов по линии производства стали. Основу нынешнего производства составляют домны — печи, где из железной руды, перемешанной с коксом, получают чугун. Домны обладают двумя крайне неприятными недостатками. Они привносят в процесс дискретность — то есть паузы. И самое важное, они крайне неэкологичны. Но без них никак нельзя. Сверхвысокие цены на сталь могут привести к росту популярности современных способов производства стали — путем прямого восстановления железа из руды, без домен. Процесс непрерывен и более экологичен. Однако дорог. Политики в развитых странах вполне могут воспользоваться этим обстоятельством и, пока цены заоблачны, создать условия для повсеместного перехода на такую технологию. Все это потребует серьезных инвестиций, и даже если цены на сырье в каком-то отдаленном будущем упадут, цены на сталь все равно останутся высокими — из-за возросшей себестоимости производства. Разумеется, после этого структура стального рынка может и должна будет поменяться: будут созданы все условия для переноса производства стали в те страны, которые не обращают внимания на экологию и готовы жить с домнами и дальше.
В общем, жизнь в условиях нынешних цен на сталь для мировой экономики будет непростая. Вспомним, например, что высокие цены на нефть спровоцировали развитие производства биотоплива, а это, в свою очередь, привело к общемировому продовольственному кризису. Не исключено, что последствия запредельных цен на сталь будут не менее жесткими.
Россия, которая остается одним из крупнейших производителей и экспортеров стальной продукции, испытывает довольно неоднозначное влияние постоянной повышательной динамики цен. Конечно же, крупнейшие компании в черной металлургии страны за последние два-три года показывают отличные финансовые результаты и стремятся выйти на мировые рынка в качестве полноценных транснациональных компаний. Платой за это является быстрый рост внутренних цен на металл, уже сравнявшихся с мировыми и даже превысивших их. Реализация крупных проектов по модернизации инфраструктуры страны станет, соответственно, дороже, а конкурентоспособность отечественного машиностроения, соответственно, меньше. Это — наша плата за игру на глобальном рынке в новых условиях.

Эксперт
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_477.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru