Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

Железно подорожает



Экспортные пошлины на сталь, железную руду, коксующийся уголь и лом введены не будут. Правительство предложило металлургам перейти на долгосрочные контракты с потребителями и поставщиками сырья, чтобы стабилизировать цены. Но полностью заморозить их нереально: до конца года сталь может подорожать еще на 10 — 13%.
В начале июля завершилась проверка Федеральной антимонопольной службы (ФАС): в действиях меткомпаний, поднявших с начала года цены на 70 — 80%, нарушений не выявлено. Инициировали расследование на предмет ценового сговора нефтяные и трубные компании, их поддержали машиностроительные предприятия, для которых повышение цен на металл в условиях жесткой конкуренции с иностранцами стало серьезным ударом по рентабельности. О причинах эскалации мы говорили не раз: повышению стоимости отечественной металлопродукции способствовал резкий подъем мировых цен на железную руду и коксующиеся угли.
Сначала правительство рассматривало вариант введения экспортных пошлин на сталь и сырье. Но эффективность такой меры была подвергнута сомнению: чиновники посчитали, что она не сможет удержать инфляцию и повлиять на стальные цены внутри России. «Как показывает опыт введения пошлин в Индии (установлены в мае текущего года и через месяц отменены), это не приводит к стабилизации цен, так как издержки производителей увеличиваются, многие инвестиционные программы сворачиваются, что в итоге вызывает скачок цен, то есть обратный эффект», — отметил аналитик ИК «Финам» Алексей Сулинов.
В результате ФАС рекомендовала металлургами перейти на долгосрочные контракты с потребителями. При этом индексировать цены можно ежеквартально с учетом роста стоимости сырья и других издержек. Предполагается, что на начальном этапе антимонопольщики будут контролировать ситуацию, проверяя контракты на предмет внесения в них пунктов, способных ограничить конкуренцию.
Металлурги согласны принять такие условия работы. Кроме того, они единодушно заявили о готовности увеличивать поставки на внутренний рынок. Магнитогорский меткомбинат, «Северсталь» и Евраз Груп пообещали поднять их к 2012 году на 50%, до почти 35 млн тонн. Этим компании показывают, что отечественный потребитель для них в приоритете, хотя цены на зарубежных рынках более привлекательны. В то же время меткомпании хотят обезопасить себя от резких колебаний цен на сырье с помощью долгосрочных договоров с угольными компаниями. Особенно это актуально для ММК, в наименьшей степени по сравнению с другими вертикально-интегрированными холдингами, обеспеченного собственным сырьем.
Таким образом, процесс выстраивания долгосрочных отношений по всей цепочке от поставщиков угля до потребителей готового металла запущен. Поможет ли это сдержать ценовой рост?
Стальное ралли — потребитель в угаре/
Первое полугодие текущего года для российских сталеваров сложилось удачно. По словам начальника аналитического отдела Rusmet.ru Сергея Маркова, потребление сортового проката по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличилось на 13%, плоского на 5%. Исключение составил штрипс: спрос на него упал на 24% в связи со снижением потребностей трубников, вызванным спадом производства труб большого диаметра.
В то же время резкий подъем цен позволил металлургам сохранить прибыль даже в условиях увеличения расценок на железорудное сырье, металлолом, коксующийся уголь, электричество и железнодорожные перевозки. По оценке аналитиков Альфа-Банка, рост издержек на сырье мог быть компенсирован 47−процентным повышением цен на стальную продукцию. Однако в повышении цен сталевары пошли намного дальше: стоимость металлопроката с начала 2008 года в России поднялась почти на 75%.
Не весь ассортимент дорожал равномерно. По словам руководителя направления по маркетингу управляющей компании СПК Натальи Макушевой, цены выросли вдвое на арматуру и круг, на 60 — 70% (в зависимости от размера) — на листовой прокат, на 30 — 40% — на фасонный (угол, балка, швеллер). «Основной удар ощутили на себе строительные организации: по всем регионам России мы наблюдаем снижение платежеспособности в строительном секторе», — отметила она. При этом трейдеры, имеющие опыт лета-осени 2007 года, когда многие остались с большими складскими запасами, подстраховались. «В этом году практически все держат коэффициент запаса на уровне единицы (то есть объем склада равен объему месячных продаж). Никто не знает, когда прекратится рост цен, и остаться с дорогим складом никто не хочет», — пояснила Наталья Макушева.
В отличие от металлоторговых компаний, у машиностроителей как конечных потребителей возможностей амортизировать ценовой удар меньше. «Сегодня мы вынуждены отпускать продукцию по ценам, не соответствующим рыночным, чтобы выполнить обязательства перед покупателями. Фактически мы стали заложниками цен на сырье. Это серьезно сказалось на деятельности предприятия, по итогам квартала мы вышли в убыток», — рассказывает директор Нижнетагильского котельно-радиаторного завода Павел Васильев.
На Мотовилихинских заводах подорожание продукции металлургов наиболее заметно отразилось на производстве нефтепромыслового оборудования, в себестоимости которого доля металла достигает 80%: «Наша продукция с начала года подорожала на 10 — 40%, но и это в большинстве случаев не покрывает рост цен на металл. Например, Оскольский металлургический завод, поставляющий нам сортовой прокат (для производства штанг и частично труб), с начала года увеличил цены на 70%», — отметили в пресс-службе.
Проблема в том, что машиностроители не могут увеличивать цены на свою продукцию адекватно росту издержек на металл (затраты на него в среднем по отрасли составляют 30%): по большинству позиций их продукция неконкурентоспособна по сравнению с зарубежными аналогами, отмечает директор Союза машиностроительных предприятий Свердловской области Андрей Бухмастов. Между тем взлет цен — не последний. По расчетам Федеральной службы по тарифам, средняя цена на электроэнергию для всех категорий потребителей с учетом либерализации вырастет в 2009 году на 26%, в 2010−м — на 22%, в 2011−м — на 18%. «В машиностроении затраты на энергоресурсы колеблются в пределах 5 — 10%, но мы же прекрасно понимаем, что у металлургов энергетическая составляющая в себестоимости гораздо выше 30 — 40%, а это неизбежно приведет к новому скачку цен», — поделился опасениями участников рынка Андрей Бухмастов. Вместе с областным Союзом металлургов среднеуральские машиностроители обратились в областной Союз промышленников и предпринимателей, который должен донести их обеспокоенность до руководства РСПП и президента России.
А вот трубники уже не склонны драматизировать ситуацию. «В первом квартале текущего года влияние роста цен металла на падение спроса на трубы было незначительным, так как рост цен прогнозировался», — отметили в ЧТПЗ. Тем не менее за первые четыре месяца этого года группа снизила объемы продаж по сравнению с аналогичным периодом 2007 года на 14%, до 301,8 тыс. тонн труб. Отгрузка ТМК, которая более чем на 90% обеспечена собственной заготовкой для выпуска бесшовных труб, по итогам первого квартала также уменьшилась на 8%, до 707 тыс. тонн. «Подорожание металла не стало причиной сокращения выпуска труб. Это связано с замедлением темпов реализации крупных трубопроводных проектов Газпрома и Транснефти, что отразилось на заказах труб большого диаметра», — пояснили в пресс-службе ТМК.
Удлинить во все стороны/
Эксперты полагают, что сдержать рост цен за счет долгосрочных договоров с производителями металлопродукции вполне реально, но не для всех такой вариант приемлем. Андрей Бухмастов:
— Эти контракты подходят только для крупных предприятий (таких как УВЗ, Уралмаш, «Уралмаш — буровое оборудование»), получающих значительные партии металла. Более того, многие метпредприятия давно уже ввели практику договорных кампаний: в конце года они проводят так называемые «дни заказчика», куда приглашают своих потребителей, рассказывают о новациях, заключают договоры. Но ведь у нас много небольших предприятий, на которых работает менее 500 человек, объемы производства и соответственно потребление металла там невелики. Им приходится либо закупать металлопродукцию через посредников, которые накручивают свою маржу, либо кооперироваться. Дело в том, что у металлургов есть технологическая норма запуска: например, одному заводу нужно 5 тонн нержавеющей стали в месяц, а метпредприятие меньше 30 тонн разово не может выплавить. Вот и приходится нескольким небольшим машиностроительным компаниям создавать неформальный пул, чтобы заказать и купить эти 30 тонн.
На Мотовилихе считают, что долгосрочные контракты станут эффективны, когда свяжут машиностроителей не только с металлургами, но и с потребителями конечной продукции. «Сегодня мы находимся посередине между производителями металла и, например, нефтяниками. Последние закладывают в бюджет 10 — 15−процентный рост закупочных цен и не готовы к тому, что на тендерах компании-поставщики указывают стоимость продукции на 20% выше», — отметили в пресс-службе завода.
Трубные компании по-разному смотрят на предложение правительства. «Долгосрочные контракты не являются фактором удержания роста цен», — отметили на ЧТПЗ. Между тем вопрос перехода на собственное производство металла группа решает не быстро: сталеплавильный комплекс, который обеспечит производство бесшовных труб, запустят в 2009 году, а металлопрокат для производства сварных труб будут по-прежнему покупать на рынке. ТМК, напротив, заключение длинных контрактов с металлургами считает целесообразным, так как «единая методика формирования стоимости продукта по всей цепочке от руды и лома до трубы позволит стабилизировать отношения участников рынка». Для обеспечения сварных мощностей стабильной загрузкой, ТМК подписала в 2007 году меморандум о стратегическом сотрудничестве с ММК — основным поставщиком плоского проката для производства сварных труб. Правда, от резкого подъема цен в текущем году это трубников не оградило.
Металлурги идею долгосрочных контрактов приняли на вооружение. По словам пресс-секретаря ММК Елены Азовцевой, работать таким образом с потребителями комбинат готов. К 2013 году Магнитка планирует отгружать на внутренний рынок порядка 12 млн тонн готового проката против 6,3 млн тонн в прошлом году. Впрочем, также ММК стремится и к долгосрочным отношениям с поставщиками сырьевых ресурсов: комбинат первым в отрасли подписал десятилетний контракт на поставку железорудного сырья Соколовско-Сарбайского ГОКа (Казахстан), действуют пятилетние контракты и с угольными компаниями — «Распадский уголь», «Кузметуголь», «Сибуглемет», «Белон». «К сожалению, нам не удается перейти на подобную практику с одним из наших основных поставщиков угольного концентрата — торговым домом “Мечел”. Несмотря на заключенный еще в 2007 году пятилетний контракт, “Мечел” в одностороннем порядке заблокировал его исполнение. В настоящее время объемы и цены приходится согласовывать ежемесячно, что не позволяет говорить о гарантированности и ритмичности поставок и прогнозировать реальные затраты даже на среднесрочный период», — отметила Елена Азовцева. В «Мечеле» предпочли не комментировать ситуацию, проигнорировав запрос «Э-У». Между тем предварительные финансовые итоги в первом квартале 2008 года, которые компания обнародовала на прошлой неделе, впечатляют: по горнодобывающему сегменту ожидаемая выручка от реализации внешним потребителям превысит 850 млн долларов, увеличившись более чем на 105% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, при этом чистая прибыль вырастет более чем на 170% до 300 млн долларов. Одна из главных причин таких результатов — благоприятная конъюнктура цен на уголь.
А цены уходят под самые тучи
По мнению аналитиков, долгосрочные контракты не смогут стабилизировать цены, правильнее говорить лишь о возможности удержания их в неких рамках. «Теоретически металлурги могут оказаться в более жестких условиях по сравнению с другими участниками рынка: стоимость угля или электроэнергии для них будет расти, при этом они в ответ не смогут адекватно повышать свои цены, так как у них заключен долгосрочный контракт с ценой неизменной или плавно повышающейся через определенные периоды времени», — полагает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. По его словам, вероятнее всего цены будут подниматься каждый квартал: учитывать подорожание сырья, энергии, транспортные расходы и инвестиционную составляющую. Всего до конца года сталь может вырасти на 9 — 13%. Подорожание металла в этих пределах прогнозирует и Наталья Макушева: «Пока нет никаких оснований остановки или падения, мировые цены по-прежнему выше внутренних, сырье продолжает дорожать».
Все-таки российским потребителям металлопродукции придется мириться с высокими ценами и стараться амортизировать их за счет долгосрочных договоров с металлургами. Конечно, прежде всего от этого выиграют вертикально-интегрированные сталелитейные холдинги. Но и покупателям будет спокойнее: по крайней мере, они будут уверены в неизменности цен хотя бы на три месяца вперед.

Эксперт Урал
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_476.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru