Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

За ценой не постоим



Мировой дефицит коксующихся углей создает серьезные проблемы сталелитейным компаниям. Более того, недостаток именно этого сырья будет тормозить расширение объемов производства стали, которое уже начинает отставать от растущего спроса.
Соответственно, продолжится и рост цен на сталь — эта тенденция имеет долгосрочный характер.
Аналитики предсказывают дальнейший рост цен на кокс, обусловленный острым дефицитом коксующихся углей. Зимние штормы в Австралии, снегопады в Китае и череда крупных аварий на шахтах в Казахстане, Украине, России и Польше привели к резкому сокращению мирового объема поставок, за которым последовало утроение цен на это сырье. Австралия — крупнейший в мире экспортер коксующихся углей, но шесть ее крупнейших угольных компаний объявили форс-мажор еще в январе и пока не отменили своих предупреждений об отсрочке поставок.
В сложившейся ситуации инвесторы продвигают серию новых угольных проектов. Однако наводнения в Квинсленде вынуждают отложить их реализацию, кроме того, увеличению австралийских угольных мощностей препятствует недостаточное развитие транспортной инфраструктуры. Квинсленд соединяют с побережьем всего две железнодорожные линии, которые принадлежат Rio Tinto и BHP Billiton и используются в первую очередь для перевозки железной руды. При этом правительство Квинсленда требует, чтобы эти горнорудные гиганты допустили к своим железнодорожным мощностям “юниоров” железорудной отрасли и, похоже, добьются поставленной цели. Однако пропускная способность этих линий ограничена, и перевозить еще и дополнительные объемы угля по этим железным дорогам просто невозможно. Кроме того, ограничена и пропускная способность австралийских грузовых портов.
Расширение же транспортных мощностей, в первую очередь железнодорожных, сопряжено с гигантскими затратами — прокладка линий через пустыни и полупустыни требует огромных расходов на материалы, технику, а главное — квалифицированного труда. Сырьевой бум и связанные с ним проекты расширения добычи руды и угля привел к острому дефициту квалифицированных работников, и стоимость их труда взлетела до небес. Найти же опытных менеджеров высшего звена, способных руководить реализацией крупных проектов, еще труднее. Поэтому на быстрый рост объема поставок австралийского угля рассчитывать не приходится.
Аналитики Macquarie Bank указывают в своем отчете: “Потеря для рынка австралийского угля вызвала серьезную панику. Из-за дефицита кокса сталелитейные компании вынуждены были сократить выпуск продукции. Отсрочки ввода в действие новых мощностей в комбинации с недавними разрушительными наводнениями в Квинсленде создают структурный дефицит металлургического угля, который будет сохраняться несколько лет”. По оценкам экспертов Macquarie, наводнения, которые привели к прекращению добычи угля на месторождениях BHP Billiton, Rio Tinto и Xstrata, могут сократить объем австралийских поставок на 12-15 млн. тонн.
В этой ситуации в ближайшие годы китайские производители стали будут испытывать острый дефицит коксующихся углей. Обычно китайцы экспортируют 14 млн. тонн кокса в год. Однако, по оценкам Джима Леннона, главного аналитика Macquarie Capital, производство стали в стране увеличивается на 18% в год, а это связано с непрерывным ростом потребления кокса. Леннон считает, что “хронический дефицит коксующегося угля в Китае может привести к запрету экспорта кокса”. Он заявил: “Уголь сейчас обогнал руду, с которой раньше была связана главная часть затрат на производство стали”. И действительно, цены в контрактах на поставки железной руды выросли на 65-71% (Vale) или до 80 долларов за тонну, исключая стоимость фрахта, и на 80-96,5% (Rio Tinto), а на коксующийся уголь — на 206%, до 300 долларов за тонну. По прогнозу Джерарда МакКлоски, основателя и главы агентства McCloskey, в 2009 году цены на кокс могут достичь уровня 650 долларов за тонну, в отличие от 220-450 долларов в 2007-м и начале 2008 года. Это и понятно — ведь за это же время цены на коксующийся уголь увеличились от 92-98 долларов до 300 долларов. “Тенденция значительного роста цен на кокс и коксующиеся угли будет сохраняться на протяжении ближайших трех-четырех лет. При этом Китай будет основным импортером коксующихся углей”, — уверен МакКлоски. По его мнению, ситуация усугубится еще и ажиотажным спросом, который будет связан с “реальным дефицитом, ожиданием дальнейшего роста цен, повышением затрат и сокращением ресурсов, в том числе трудовых”.
С точки зрения МакКлоски, рост цен на коксующиеся угли создаст стимулы для создания новых шахт в Германии, возобновления работы законсервированных шахт в Польше и других странах. Он полагает, что новые мощности по добычи углей появятся, в частности, в Мозамбике, Индонезии и Колумбии. Разумеется, будут реализованы и австралийские проекты. Эксперт предсказывает, что в результате, в 2012 году мировой объем продаж твердых коксующихся углей составит 178 млн. тонн. При этом поставки из Австралии увеличатся до 119 млн. тонн, из Канады они составят 22 млн. тонн, а из США — 22 млн. тонн. Прогноз МакКлоски на 2018 год: уровень продаж составит 202 млн. тонн, в том числе поставки из Австралии составят 149 млн. тонн, из Канады — 27 млн. тонн, из США — 15 млн. тонн.
В свою очередь Леннон указывает, что дефицит кокса приведет к дефициту стальной продукции. По его оценкам, за 2000-2007 годы мировой спрос на сталь увеличивался со средней скоростью 6,5% в год (разумеется, в первую очередь — за счет Китая). Объемы производства расширялись с отставанием — из-за длительности строительства новых мощностей, а также из-за дефицита железной руды и коксующихся углей. По данным МакКлоски, мировой выпуск стали составил в 2007 году 931 млн. тонн, и эксперт прогнозирует, что в 2012 году он увеличится до 1,221 млрд. тонн, а в 2018 году — до 1,626 млн. тонн.
Однако, по оценкам Леннона, для удовлетворения растущего спроса, к 2012 года в мире должно быть построено 500 млн. тонн новых сталелитейных мощностей. Тем не менее, с его точки зрения, единственная страна, которая способна своевременно увеличить объемы производства, — это Китай. Капитальные затраты на строительство завода в этой стране вдвое ниже, чем в остальной части мира. При этом само строительство интегрированного сталелитейного предприятия в Китае осуществляется за 12-18 месяцев, тогда как в других странах на это уходит 4-5 лет — из-за продолжительности проектирования, длительного процесса получения разрешений, более жестких экологических норм и более длительного процесса строительства. По прогнозу Леннона, новые (построенные после 2007 года) мощности вне Китая составят к 2012 году 175 млн. тонн, тогда как спрос увеличится к этому времени на 240 млн. тонн. Правда, если прогнозы Леннона основаны на простой (или непростой) экстраполяции на будущее тенденций, наблюдавшихся в период 2000-2007 годов, в них можно усомниться. Тем не менее, в своем выступлении на конференции Steel Business Briefing в Лондоне Леннон заявил: “Китай, на долю которого приходится более трети мирового спроса, должен будет увеличить экспорт, чтобы сократить размеры мирового дефицита. Эта страна — не разрушитель, а спаситель мирового рынка стальной продукции. Однако вряд ли Китай справится с этой задачей в полном объеме — этому воспрепятствует дефицит коксующихся углей”.

УкрРудПром
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_468.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru