Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

Активированный уголь



Переговоры по ценам на коксующийся уголь сдвинулись с мертвой точки. Posco и Nippon Steel согласились с грандиозным повышением стоимости сырья на 205-210% — до 299-304 долларов за тонну. Вероятно, эта цена и станет базовой для остальных участников рынка.
По словам мировых трейдеров, кокс нынче дефицитнее железной руды, что в первую очередь обусловлено недостатком коксующегося угля. Основная часть этого сырья продается по годовым контрактам, цены в которых — как и в случае с железной рудой — определяются в процессе ежегодных переговоров. Обычно первый контракт заключается между японской или корейской сталелитейной компанией с Китаем или одним из производителей “большой пятерки”, и оговоренная в нем цена становится базовой. Далее срабатывает эффект домино, и остальные покупатели и продавцы договариваются о поставках на тех же условиях. Однако на этот раз переговоры серьезно затянулись, поскольку производителям стали было трудно согласиться с гигантским повышением, на котором настаивают поставщики угля. Тем не менее, сталелитейные компании оказались в практически безвыходном положении. Возникновение нынешней ситуации было обусловлено рядом причин.
По оценкам Австралийского бюро сельского хозяйства и ресурсной экономики (ABARE), в 2007 году мировое потребление металлургического угля увеличилось на 10% — почти до 765 млн. тонн, а в 2008 году оно вырастет еще на 6% — до 810 млн. тонн. При этом, как и в случае с железной рудой, мировой рынок коксующегося угля в высокой степени монополизирован, поскольку во времена низких цен (1997-2003) мелкие производители были поглощены более крупными игроками. С тех пор на рынке доминирует пять компаний: BHP Billiton Mitsubishi Alliance (поставляет на мировой рынок 45 млн. тонн коксующегося угля в год), канадская Elk Valley Coal (22 млн. тонн), Anglo American (10 млн. тонн), швейцарская Xstrata (9 млн. тонн) и Rio Tinto (9 млн. тонн).
Кроме того, значительные объемы коксующегося угля (около 40 млн. тонн) в год экспортирует Китай, который, впрочем, одновременно является и крупным импортером этой продукции. При этом Китай — крупнейший в мире производитель кокса, и экспортирует около 13-15 млн. тонн этого сырья в год (оборот мирового рынка — 30 млн. тонн). Поэтому обычно именно в контрактах с китайскими поставщиками ежегодно устанавливается базовая цена на сырье. Однако в январе страну охватил глубокий энергетический кризис, и центральные власти приказали всем шахтам страны переключиться на добычу энергетического угля. При этом все участники производственной цепочки, включая железные дороги, получили указание предоставить высший приоритет поставкам энергетического угля на электростанции Южного и Центрального Китая. Кроме того, правительство еще не определилось с экспортными квотами на 2008 год, и традиционные покупатели китайского угля вынуждены приобретать сырье на спотовом рынке, где цены более чем втрое выше, чем в долгосрочных контрактах (сроки действия предыдущих квот истекли в конце февраля). При этом не следует рассчитывать на возобновление китайских поставок в ближайшем будущем, поскольку, даже когда квоты будут объявлены, китайские шахты начнут обеспечивать коксующимся углем прежде всего местных потребителей.
Аналогичные проблемы возникли и с поставками из Южной Африки — регион резко ограничил экспорт угля в связи с серьезным энергетическим кризисом.
Наконец, наводнение в основных угледобывающих регионах Австралии привело к изъятию с рынка около 15 млн. тонн коксующегося угля (по оценкам аналитиков Merrill Lynch).
При этом спрос на это сырье продолжает расти синхронно с увеличением глобального производства стали: по статистике Международного института чугуна и стали, мировые объемы производства в 2007 году составили 1,34 млрд. тонн (годовой прирост 7%), а в текущем году они вырастут еще на 6% — до 1,41 млрд. тонн. В этой ситуации ожидается, что мировое потребление кокса в 2008 году составит около 600 млн. тонн.
Лидирует, разумеется, Китай. По прогнозу Китайской ассоциации коксовой промышленности (China Coking Industry Association, CCIA), китайский спрос на кокс в 2008 году увеличится примерно до 360 млн. тонн, что составит около 60% мирового потребления. Исходя из этих предпосылок, в 2007 году отрасль ввела в эксплуатацию 20 млн. тонн новых мощностей по производству кокса, а в 2008-2009 годах планирует ввести еще 50 млн. тонн. Однако в стране продолжается кампания по закрытию мелких производителей кокса (в 2007 году было закрыто около 12 млн. тонн таких мощностей). Поэтому ясности с перспективами китайского экспорта кокса пока нет, тем более, что рост объемов производства кокса будет сдерживаться дефицитом металлургического угля. При этом в июне прошлого года в Китае пошлины на экспорт кокса увеличились от 5% до 15%, что соответствующим образом сказалось на его цене.
В этой ситуации японские производители стали, включая Nippon Steel, в марте переключились на поставки угля из США, и платят за него по 350 долларов за тонну — втрое больше, чем в 2007 году. Еще труднее приходится индийским потребителям, которые вынуждены покупать импортный кокс уже по 600 долларов за тонну. При этом у индийцев, как и у японцев, просто нет другого выхода: Индия увеличила свой импорт кокса от 1,7 млн. тонн в 2001 году — до более 5 млн. тонн в 2007 году и не собирается останавливаться на достигнутом.
По этим причинам большинство экспертов исходно предполагало весьма резкий скачок цен в нынешних переговорах по коксующемуся углю. Так, Лакшми Миттал утверждал, что базовая цена будет увеличена на 150-200%. Правда, по прогнозу исследовательского подразделения Citi, входящего в Citigroup, базовая цена энергетического и коксующегося углей на 2008-2009 год предполагалась на уровне, вдвое превышающем прошлогодний. С этим прогнозом были согласны и аналитики Macquarie Bank — они ожидали увеличения цен от 150 до 225 долларов за тонну. Однако ближе всех к реальности оказался инвестиционный банк Merrill Lynch, который предсказал, что цены в контрактах будут увеличены более чем на 200% — до 300 долларов за тонну.
Хотя действительный скачок базовой цены превысил ожидания большинства аналитиков, они уверены, что производителям стали придется проглотить пилюлю. По рынку ходят слухи, что с данной ценой готова согласиться и корпорация Arcelor Mittal, которая подготовилась к подобному исходу — она, в отличие от японских конкурентов, успела заблаговременно подписать контракты на поставку значительных объемов коксующегося угля из США по цене 112-150 долларов за тонну.
Однако не исключено, что борьба еще не завершена. Например, Glencore — крупный акционер Xstrata — считает повышение цены на австралийский уголь слишком “слабым достижением”. Правда, сама Xstrata, по слухам, уже подписала контракт на поставки некоторых объемов энергетического угля японской компании Chubu по 125 долларов за тонну (прежняя цена — 56 долларов), но в сложившейся ситуации это, скорее, успех — сейчас спотовые цены на этот энергоноситель снизились уже до 110 долларов, и неясно, станет ли эта цена базовой.
Как бы там ни было, тенденции на рынках металлургического сырья сомнений не вызывают, и сталелитейные компании готовят почву для нового повышения цен на свою продукцию. Например, Джеймс Ха, аналитик сеульской фирмы Eugene Investment and Securities, считает, что для покрытия повышенных расходов на руду и коксующийся уголь Posco придется увеличить базовую цену на горячекатаные рулоны на 20%. Тем временем покупатели стальной продукции продумывают способы, которые дадут им возможность воспрепятствовать планам производителей переложить свои проблемы на их плечи. Однако эта задача, похоже, нереалистична — у потребителей нет рычагов давления, когда рынок становится рынком продавца.

Укррудпром
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_401.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru