Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Яндекс цитирования

Публикации

5 миллиардов на фасады и тротуары центра Москвы. Ремонт закончат или прекратят?



В гостях: Павел Большунов, начальник пресс-службы префектуры ЦАО Москвы; Рустам Рахматуллин, координатор общественного движения "Архнадзор"; Иван Новицкий, член комиссии Мосгордумы по перспективному развитию и градостроительству; Галина Михалева, исполнительный секретарь политкомитета партии "Яблоко", директор Центра изучения современной политики.
МУРАВЬЕВ: Итак: "5 миллиардов на фасады и тротуары центра Москвы. Ремонт закончат или прекратят?" – вот таким мы вопросом задались. На самом деле, меня, в очередной раз, даже в заголовке пугают цифры, потому что, я не знаю, обращали ли вы на это внимание, я обращаю регулярно: щелкаете по каналам, я смотрю новости, какую-то информацию получаю из телевизора, я из уст людей, которые находятся при власти, ни разу в последнее время не слышал цифр – миллион, тысяча, сто рублей – я слышу только про миллиарды.
МЕТЛИНА: Да, только миллиарды.
МУРАВЬЕВ: У нас все начинается от миллиарда.
МЕТЛИНА: Но поэтому мы и пытаемся, так сказать, контролировать эти цифры. Естественно, в основу названия легло знаменитое выражение Михаила Михайловича Жванецкого о том, что ремонт невозможно закончить, его можно только прекратить. Но что касается Москвы, это выражение к нашему городу имеет просто-таки непосредственное отношение, поскольку наш город можно ремонтировать бесконечно: одно мы ремонтируем, другое рушится, падает, ветшает, так сказать, покрывается плесенью.
МУРАВЬЕВ: Но ладно, когда одно ремонтируем, а другое рушится: у нас обычно это ремонтируем, оно же и рушится тут же сразу, понимаешь?
МЕТЛИНА: Так вот, понимаешь, что меня волнует: помимо того, что на ремонт, скажем, фасадов в центре Москвы, поскольку сейчас начинается такая, в общем, достаточно мощная программа по приведению в порядок центральной части нашего города, и в связи с этим власти Москвы выделяют огромные средства, в частности на ремонт фасадов домов, скажем, на Садовом кольце, это…
МУРАВЬЕВ: 67 фасадов будет отремонтировано,
МЕТЛИНА: 67-68 – в разных средствах массовой информации…
МУРАВЬЕВ: 7-8 – сколько-то.
МЕТЛИНА: Какая разница, да.
МУРАВЬЕВ: Тем более что выделили, естественно, 1 миллиард.
МЕТЛИНА: Да. Эти деньги выделены. И в течение двух лет все фасады, которые не ремонтировались с 1997 года, естественно, они будут подмазаны, подкрашены, естественно, под контролем Москомархитектуры. Естественно, сейчас работает комиссия, которая будет заниматься, собственно, колористикой – выбором цветов для того или иного архитектурного объекта.
Дело в том, что из 68 домов, которые планируется отремонтировать на Садовом кольце, 22 являются памятниками истории и архитектуры. Безусловно, мы здесь вспоминаем пресловутые ТСЖ, когда нам, собственникам жилья, вменяется в обязанность самим следить за фасадами, красить, мазать и так далее. Но здесь ситуация такова, что дома, во-первых, слишком большие; во-вторых, для них предусмотрен гораздо более сложный ремонт и более сложные, так сказать, какие-то, нежели "подмазать и покрасить", строительные действия.
МУРАВЬЕВ: Процедуры.
МЕТЛИНА: Поэтому в эту всю историю вмешалась мэрия Москвы и выделила огромные деньги. Помимо того, что будут отремонтированы фасады, вот у меня перед глазами перечень фасадов многоквартирных домов, подлежащих капитальному ремонту, расположенных в пределах Садового кольца на 2011 год, здесь очень много домов по Земляному валу, два дома на Новинском бульваре, Садовая-Черногрязская, Ананьевский переулок, Садовая-Спасская, Сухаревка – в общем, практически Садовое кольцо. Очень много, еще раз я подчеркиваю, домов на Садовом кольце, много домов на Садово-Кудринской, на Садово-Каретной, на Садово-Самотечной – очень много домов. Чуть-чуть совсем Зубовский, Садово-Триумфальная и Смоленский бульвар, и немножко Фрунзенская набережная и Житная будут затронуты.
МУРАВЬЕВ: Но кроме того, что будут чинить и ремонтировать, реставрировать фасады зданий в центре города, также столичный градоначальник Сергей Собянин распорядился заменить в центральной части города асфальтовое покрытие на тротуарах, которое плавится при жаре, на плитку. Почему именно на плитку, и как будут ремонтировать фасады зданий…
МЕТЛИНА: Внимание – вопрос!
МУРАВЬЕВ: …Спросим у Павла Большунова, он – начальник пресс-службы префектуры Центрального административного округа города Москвы. Павел, вечер добрый.
БОЛЬШУНОВ: Добрый, добрый.
МЕТЛИНА: Павел, добрый вечер. Ну, во-первых, мы поздравляем вас…
МУРАВЬЕВ: Вот, может быть…
МЕТЛИНА: Подожди, секунду. Павел, мы вас поздравляем с наступающими праздниками Великой Победы. И первый и главный вопрос: конечно же…
БОЛЬШУНОВ: Спасибо.
МЕТЛИНА: Наш город прекрасен.
МУРАВЬЕВ: Без сомнения.
МЕТЛИНА: Без сомнения.
МУРАВЬЕВ: За некоторыми исключениями.
МЕТЛИНА: За некоторыми исключениями. Конечно же, за последние годы он стал интересен туристам фрагментарно. Вот та, скажем, концепция, с которой вышел господин Собянин к нам, москвичам: привести в порядок, хотя бы так, в стиле перевязи Портоса, хотя бы фасады привести в порядок, и, в общем, каким-то образом, как-то так, очеловечить хотя бы туристическую зону, коей, в том числе, является Садовое кольцо. Как вы считаете, вот этих средств и этих усилий – надолго ли их хватит? И решит ли этот, скажем так, косметический ремонт какую-то глобальную, концептуальную проблему, в общем, с туристами?
МУРАВЬЕВ: И неухоженностью нашего города.
МЕТЛИНА: Неухоженности нашего города.
БОЛЬШУНОВ: Я так думаю, что сейчас стоит задача вот системной, комплексной работы. И мэр Москвы правильно ставит задачу. Центр – это наше национальное достояние. И мы должны сохранять и облагораживать это наследие, которое у нас есть. Поэтому существует программа комплексного благоустройства, прежде всего, Центрального округа, где очень много зданий культурно-исторического наследия. И здесь, конечно, и программа ремонта фасадов, и озеленение, и благоустройство, и обеспечение условий для нормальной работы общественного транспорта, и развитие парковочного пространства – чтобы центр города стал более привлекательным, чтобы туристы, которые ходят с нашими экскурсоводами, уже не смотрели на фотографии или на альбомы в руках, а могли сами понаблюдать за красивыми фасадами, на памятники посмотреть. Не смотреть на объекты мелко-розничной торговли, которые хаотично разбросаны в разном дизайне по центру города.
Поэтому сейчас речь идет о том, что
и мэр ставит задачу, и префект, определив четыре главных приоритета в развитии центра Москвы: это системное наведение порядка, реорганизация работы по оказанию государственных услуг, усиление развития округа и экономическое партнерство.
Не надо много задач, вполне достаточно вот этих. И одна из этих ключевых задач – это системное наведение порядка.
Так вот, то, о чем вы сейчас говорите в эфире, это и есть комплексная, межотраслевая задача, чтобы сделать центр города красивым и пригодным для рационального использования в интересах граждан и города. Сейчас, может быть, я не знаю, на этом этапе сразу заметно, что работаем на результат, для того, чтобы жителям и гостям города было приятно, комфортно и удобно жить в центре (для жителей). И для дневного населения, скажем, посещать культурно-массовые мероприятия или объекты здравоохранения.
МУРАВЬЕВ: Павел, если за фасад красивого, даже свежепостроенного здания в центре столицы заглянуть, там, как правило, открывается картина весьма удручающая, на самом деле. Там обязательно что-нибудь навалено, что-нибудь составлено и плохо почищено.
У меня есть знакомая, очень мудрая женщина, она говорит, что перед тем, как красить губы, нужно обязательно помыть ноги.
БОЛЬШУНОВ: Это правильно.
МУРАВЬЕВ: Вот у меня ощущение, что мы сейчас красим губы, не помыв ноги и другие части тела.
БОЛЬШУНОВ: Да, а то мы придем к тому, что как на Невском проспекте, когда внешние фасады красивые, а во дворах – черт голову сломит. Так вот, сейчас…
МЕТЛИНА: Вот, Павел, чтобы Москва в Питер в этот…
МУРАВЬЕВ: В Невский не превратили.
МЕТЛИНА: …В Невский не превратилась.
БОЛЬШУНОВ: Я поясню. Сейчас, по сути, персональная ответственность каждого руководителя состоит именно в том, чтобы найти "медвежьи углы" вот такие, которые заброшены, территории. Скажем, задачи, которые откладывались в долгий ящик. Вот префект, например, Сергей Львович Байдаков, говорит, что пора эти проблемы вытащить, стряхнуть с них пыль и придать им лоску.
Вот по программе, например, дворов. Не зря мы распространили информацию на днях такую, что главам управ префект сказал, что фотографии дворов и подъездов Центрального округа до ремонта и благоустройства должны быть размещены на сайтах. А потом там же должны быть размещены фотографии после ремонта. И таких дворовых территорий у нас 2280.
Программа сейчас охватит капитальным ремонтом 320 дворовых территорий – это наиболее ветхие и нуждающиеся в ремонте. А остальные получат текущий ремонт. Причем под контролем жителей и собственников техпомещений.
МЕТЛИНА: Павел, вас послушать – вы так все убедительно рассказываете.
МУРАВЬЕВ: Вот смотрите, а 26 апреля "РИА Новости" процитировало столичного градоначальника, где сказано следующее, я цитирую: "За ремонт исторических зданий в центре Москвы заплатят их владельцы".
БОЛЬШУНОВ: А вот это вопрос. Значит, смотрите, сейчас существует программа капитального ремонта с долевым участием собственников. Это вопрос абсолютно нормальный. Дело в том, что субсидии бюджета пойдут тем собственникам… Не важно, есть ТСЖ или нет ТСЖ, просто на общем собрании люди решили, что хотят сделать капитальный ремонт. Конечно, если вдруг они хотят дорожку к своему дому выложить гранитом, то город не будет, скажем, 95% – там процент долевого участия от 5%, в зависимости от того, что хотят собственники. Но там инженерия, кровля, фасад, благоустройство двора. Собственники собираются, управляющая компания приходит, перечень предельных цен предоставляется. И потом полученная сумма, условно говоря, обсуждается вместе с собственниками жилья, помещений, я имею в виду – с жителями.
Потом, значит, решается вопрос о финансировании, городу закладываются эти материалы, город субсидирует, но контроль и прием работы остается за жителями, за уполномоченными инициативными группами. И если посчитать, ну, грубо говоря, ремонт 750 тысяч стоит, к примеру, в доме 30 квартир. Тогда получается 25 тысяч с квартиры. В принципе, конечно, ощутимая сумма для многих. Но если есть общее решение… Возможно, это будет дифференцированно как-то, но общее решение есть, можно ремонтировать с долевым участием. Вот именно это имел в виду мэр. И я уверен, что эта программа на нынешнем этапе заработает обязательно.
МЕТЛИНА: Павел, вот смотрите, давайте немножко оторвемся от фасадов, опустим голову вниз и посмотрим на асфальтовое покрытие. Значит, что говорит Собянин? Собянин, так сказать, ужаснулся, потому что он приехал к нам из более северного региона.
МУРАВЬЕВ: И более асфальтированного.
МЕТЛИНА: Да. "Что у вас, – говорит, – тут, в столице происходит? У вас асфальт плавится, так сказать, принимает какие-то страшные формы. Весной и осенью он абсолютно непрезентабельно выглядит".
МУРАВЬЕВ: "Давайте его бордюрным камнем заложим".
МЕТЛИНА: "Давайте-ка, заложим бордюрным камнем". Павел, ну, не могу просто, сердце мое разрывается. В Риме прочему-то не плавится асфальт, где температура летом гораздо выше, чем в Москве.
МУРАВЬЕВ: И лето бывает чаще, чем в Москве, кстати.
МЕТЛИНА: Да. И дольше. И в Афинах – та же самая ситуация; и в Париже – еще куда хлеще. Почему в Москве один раз не посадить людей, которые кладут асфальт, лет так на 15, чтобы они больше не занимались этим делом, и лишить их права на асфальтирование дорог вообще, занести их просто в черные списки строительной энциклопедии.
МУРАВЬЕВ: Не асфальтировать, и не злить народонаселение нашего необъятного города, тем (многие, на самом деле, из нас знают), что все-таки, как-никак супруга нынешнего градоначальника как раз и занималась всевозможным плиточным делом и бордюрным камнем. Эта информация есть.
МЕТЛИНА: Не можем не задать вот этот вопрос.
МУРАВЬЕВ: Тем более что супруга предыдущего мэра активно занималась строительством.
БОЛЬШУНОВ: По-моему, мэр Москвы предельно ясно сказал о том, что его супруга не занимается, слава богу, этим бизнесом.
А насчет того, что если была нарушена технология в прежние времена, и асфальт вышел из строя раньше времени, потому что не хватило одного слоя, допустим, крепежного какого-то, не исключено, что такие процессы, в том числе судебные, они могут быть еще впереди.
Но вот та программа, которую предложил мэр, по замене – наверное, в этом есть смысл. Потому что это, во-первых, современное покрытие, оно пройдет соответствующие экспертизы. То, что есть сомнения в том, что людям с ограниченными физическими возможностями будет трудно передвигаться – я думаю, это больше накручена ситуация. Сейчас проблема с безбарьерной средой решается в центре очень серьезно: практически все объекты дорожного хозяйства к концу года будут оборудованы сходами и съездами для инвалидов. И не будет уже таких трещин…
МЕТЛИНА: Павел, подождите, секунду. Здесь вопрос не в том, что эта вся история будет оборудована съездами и сходами для инвалидов. Меня больше волнует вот какой вопрос: если вы сядете на инвалидную коляску и проедете по бордюрному камню, даже просто по Красной площади на машине, у вас мозги выскочат. Поэтому и улица Ильинка не так популярна у автомобилистов, потому что приходится переезжать… У нас не так много в Москве фрагментов, так сказать, вот этой старой брусчатки: это около Площади Восстания, около здания высотного, и, собственно, вот этот выезд на Васильевский спуск.
МУРАВЬЕВ: На Ильинке. Но там очень скользко и подвеску жалко.
МЕТЛИНА: Вы представляете, если ты на машине едешь, где, так сказать, амортизационная система достаточно серьезная…
БОЛЬШУНОВ: Но это вы (Помехи на линии.) имеете в виду, там, кстати, тоже будет заменено, и брусчатка будет современная. Не будет тарахтеть машина там, сейчас совершенно другие технологии уже.
МЕТЛИНА: Вы считаете, что не будет? И инвалидная коляска не будет, так сказать, так амортизировать?
БОЛЬШУНОВ: Ну давайте проверим.
МЕТЛИНА: Ну я не знаю.
БОЛЬШУНОВ: Дело в том, что
асфальтово-бетонное покрытие будет меняться только на тех участках, где оно вышло из строя. Это не значит, что весь город будет, для того чтобы себе в карман какие-то деньги положить, условно, кому-то, я не знаю, будет полностью меняться все асфальтовое покрытие.
МУРАВЬЕВ: Назовем этого условного "кем-то".
МЕТЛИНА: Да. Павел…
БОЛЬШУНОВ: Но текущий ремонт должен производиться.
МЕТЛИНА: Хорошо. Павел, смотрите, почему сегодня городские власти не требуют от компаний, которые вели эти работы, в частности…
МУРАВЬЕВ: Гарантийного обслуживания.
МЕТЛИНА: …Гарантийного обслуживания? Вот гарантия пять лет. В течение пяти лет – изволь, если, не дай бог, трещинка, еще что-то, ремонтируешь за свой счет. И тогда человек, который кладет асфальт, будет уже немножко более ответственно подходить к этой теме, нежели сейчас. Понимаете?
БОЛЬШУНОВ: Я абсолютно согласен. А еще хорошо бы привлечь общественность.
МЕТЛИНА: Хотелось бы.
БОЛЬШУНОВ: Чтобы жители тоже не молчали. И чтобы средства массовой информации тоже привлекали к этому внимание.
МЕТЛИНА: Да мы орем, как резаные!
БОЛЬШУНОВ: И чтобы информация не скрывалась.
МЕТЛИНА: Хорошо.
БОЛЬШУНОВ: Чтобы говорили, кто делал это.
МЕТЛИНА: Да.
БОЛЬШУНОВ: Пусть этот человек придет и прокомментирует, на центральные телеканалы, почему так.
МУРАВЬЕВ: Павел, но эти…
МЕТЛИНА: Павел, а вы, как начальник пресс-службы префектуры Центрального административного округа, просто обязаны будете нам докладывать…
МУРАВЬЕВ: Я бы сказал, лучшего административного округа нашей страны.
БОЛЬШУНОВ: А я по проблемным темам не молчу.
МЕТЛИНА: Да…
БОЛЬШУНОВ: Кстати, есть указание префекта – работать с обращениями граждан. И если группа жителей, особенно если это не один человек, а несколько, группа товарищей обращается один раз…
МУРАВЬЕВ: По предварительному сговору.
БОЛЬШУНОВ: …Не должно быть повторного обращения. У нас работает на территории многофункциональный центр по оказанию государственных услуг населению, там 14 окон, сидят универсальные специалисты. Можно прийти с любой проблемой, в том числе те, о которых вы говорите. И человеку не надо будет самостоятельно справки собирать – ни в БТИ, нигде (мало ли, о чем речь идет). Приходит человек, без очереди, потому что система достаточно цивилизована…
МЕТЛИНА: Согласна, да.
БОЛЬШУНОВ: У нас президент в конце февраля открывал этот многофункциональный центр, когда речь шла о модернизации, совещание здесь было и об универсальной карте. И люди сейчас уже оценили это и приходят не в районные управы, не толкутся там на вахте, а приходят в наш многофункциональный центр, на Марксистскую, 24, и абсолютно спокойно решают все вопросы. Я не говорю, что это мгновенно решается, но ставятся сроки, и есть ожидаемые результаты от этого. Человек в одном месте получает услугу.
МУРАВЬЕВ: Понятно.
БОЛЬШУНОВ: Он не просто получает бумажку, а он получает услугу конкретную, которая ему нужна.
МЕТЛИНА: Спасибо огромное.
БОЛЬШУНОВ: Я думаю, и по таким моментам можно.
МЕТЛИНА: Спасибо.
МУРАВЬЕВ: Павел, спасибо огромное. Павел Большунов, начальник пресс-службы префектуры Центрального административного округа Москвы.
МЕТЛИНА: Спасибо, Павел.
МУРАВЬЕВ: Ты знаешь, у меня ощущение, что Центральный административный округ Москвы – лучший округ страны.
МЕТЛИНА: Да.
МУРАВЬЕВ: Просто все-таки пришел социализм, наконец-то.
МЕТЛИНА: Да. А что, пришел порядок.
МУРАВЬЕВ: И показал свое человеческое лицо.
МЕТЛИНА: Да. Спасибо, Павел. Господа, мы прерываемся на рекламу. И после нее мы продолжим разговор на тему: "5 миллиардов на фасады и тротуары центра Москвы. Ремонт закончат или прекратят?"
МУРАВЬЕВ: Тем более что там миллиарды собираются выделить еще в некоторых направлениях. В каких – расскажем после рекламы.
МУРАВЬЕВ: Добрый вечер, еще раз говорим всем, кто к нам только что присоединился. Ваши приемники настроены на волну 99,6 MHz в столице и в столичном регионе в целом. Также нас можно слушать в Интернете на сайте finam.fm. В студии Наталия Метлина и я, Вадим Муравьев. Добрый вечер еще раз.
"5 миллиардов на фасады и тротуары центра Москвы. Ремонт закончат или прекратят?" – вот таким вопросом мы задались сегодня и пытаемся найти на него ответ в течение нашего эфира. В общем, как всегда, делим миллиарды.
МЕТЛИНА: Ну, делим миллиарды не только на фасады и на брусчатку, как мы выяснили у нашего первого гостя – Павла Большунова, начальника пресс-службы префектуры Центрального административного округа города Москвы. Конечно же, будут заменять не повально все тротуары на брусчатку, а только те места, где действительно, так сказать, возникли серьезные проблемы, и где действительно…
МУРАВЬЕВ: Хотя меня это пугает.
МЕТЛИНА: Меня это тоже попугивает. Ну, посмотрим.
МУРАВЬЕВ: Потому что брусчатка, во-первых, очень тарахтит, а если…
МЕТЛИНА: А вот он говорит – не тарахтит.
МУРАВЬЕВ: Как так может быть? Стыки есть.
МЕТЛИНА: Не знаю.
МУРАВЬЕВ: Стыки тарахтят, всяко-всяко.
МЕТЛИНА: Стыки тарахтят, всяко-всяко.
МУРАВЬЕВ: Либо нужно их делать лазером, мне кажется.
МЕТЛИНА: Ну, не знаю. Говорит – не тарахтят.
МУРАВЬЕВ: В Петербурге лазером сосульки сбивали – это плохо закончилось.
МЕТЛИНА: Ну да.
МУРАВЬЕВ: Но, опять же, если вспомнить улицу Ильинка, там мало того, что все это тарахтит, так если идет, не дай бог, дождик – очень сколько тормозить. Можно выехать на Красную площадь.
МЕТЛИНА: В Питере, кстати, с лазером связано не только сбивание сосулек. Но там тоже кое-чего лазером почудили на здании на Литейном. Значит, смотрите, еще что будет в нашем прекрасном городе сделано: будут модернизированы московские парки, конечно же! Там будет кое-что приведено в порядок, у каждого будет свое лицо, не то, чтобы они все будут под одну гребенку, так сказать, вымощены, и поставлены одинаковые девушки с веслом белые, так сказать, в купальниках, характерных для периода расцвета социализма. Но у каждого будет свое какое-то лицо и специализация – качели-карусели.
МУРАВЬЕВ: Более того, как отметили представители мэра, официальные представители, высокопоставленные, прямо скажем, я даже знаю их в лицо и их фамилии...
МЕТЛИНА: Короче, что сказали-то?
МУРАВЬЕВ: Сказали, что как только переблагоустроят паркинги в Москве и устроят новые, в столицу должны потянуться иностранцы.
МЕТЛИНА: Да?
МУРАВЬЕВ: Да. Сидит человек в Милане... А, гуляет по парку Гауди, думает: чего я тут шляюсь? В Бутово такой прекрасный парк! Там карусель есть один...
МЕТЛИНА: Качель!
МУРАВЬЕВ: И красивый забор!
МЕТЛИНА: Ну, на самом деле тянутся, конечно, иностранцы в Москву, прежде всего, не для того, чтобы посмотреть на парк в Бутово, хотя, возможно, такое и есть, а для того, чтобы посмотреть на то...
МУРАВЬЕВ: Редкий иностранец приезжает в Москву, не посещая Бутово!
МЕТЛИНА: Посмотреть на ту Москву, которая, в общем, является исторической и архитектурной столицей нашего прекрасного государства. Хотя все-таки, мне кажется, что Питер здесь поглавнее, но, тем не менее. Рустам Рахматуллин к нам присоединяется, координатор общественного движения "Архнадзор". Рустам, добрый вечер.
РАХМАТУЛЛИН: Добрый вечер.
МУРАВЬЕВ: Рустам, скажите, пожалуйста, как вами было воспринято заявление главы столичного... Нет, он не глава... Глава столицы, да, который в интервью нашей коллеге Александре Барщевской на телеканале "ТВ-Центр" сообщил, что вот огромные миллиарды будут выделены на ремонт фасадов, в том числе и исторических зданий.
И у нас вопрос следующий. Не получится ли так, что на эти миллиарды исторические здания отремонтируют по на шей уже отработанной хорошо технологии, когда вот эта волшебная пленка с нарисованным домом снимается со здания, и дом не узнать, а там не дом, а какое-нибудь яйцо Фостера?
РАХМАТУЛЛИН: Нет, ремонт это не реконструкция, ремонт все-таки это операция не столь затратная, и после снятия лесов мы все-таки должны увидеть фасад в первозданном виде...
МУРАВЬЕВ: Должны, должны?
РАХМАТУЛЛИН: ...Утраты или какой-нибудь неверно выбранный цвет – проблема не в этом.
МУРАВЬЕВ: Рустам, но дело в том, что должны и увидим ли – разные вещи. Должны и увидим – разные вещи. Потому что вот мне товарищ должен тысячу рублей и не отдает, видите.
РАХМАТУЛЛИН: Мы с вами понимаем, что бывает всякое, но проблема в другом – кто содержит фасады многоквартирных зданий памятников? Это действительно проблема, в том числе законодательная. Сейчас в работе над поправками к федеральному закону о наследии есть проект такой статьи, есть работа над ним. Должен сказать, что в сущности никто не знает толком, как здесь быть. Сергей Семенович говорит, например, что есть здания приватизированные, есть здания жилые, но в жилых зданиях в действительности существуют "полосатые" формы собственности. Есть квартиры приватизированные, квартиры муниципальные, есть жилые и нежилые. Вот это действительно проблема.
Многоквартирный дом-памятник, например, бывший доходный дом, или сталинский дом. Действительно возлагать бремя содержания этого памятника целиком на тех, кто в них живет уже или отдельные собственники, сложно. Ну, скажем,
если в предмет охраны входит интерьер квартиры, то применение по содержанию определенно возлагается на тех, кто в этой квартире находится. Но на кого возлагать бремя содержания общего фасада? В этом смысле Собянин говорит правильно – это должен делать город.
Меня смущает только количество таких зданий, он назвал 70 в пределах Садового кольца. Тут просто нужно напомнить, что кроме статусных памятников регионального федерального значения есть еще огромный хвост выявленных, то есть прошедших историко-культурную экспертизу, ожидающих окончательного решения мэра или ожидающих историко-культурную экспертизу. И тогда это число возрастет. В этой серой зоне мы найдем наверняка значительное количество многоквартирных жилых домов, таких вот недопамятников, полупамятников, которые окажутся между как бы....
МУРАВЬЕВ: Хорошо. Рустам, не получится ли так, что придут ремонтники с миллиардом в руках, для того, чтобы отремонтировать высотное здание, закроют зеленой такой вот сеточкой, возьмут ведро краски, просто как есть покрасят, а потом сетку снимут и все. А вот не об этом вроде как говорил мэр-то.
РАХМАТУЛЛИН: Нет, мэр говорил не об этом, действительно, вы с этого начали, и я сказал, что действительно всякое возможно, но мы сейчас обсуждаем механизм принятия решений, мы сейчас обсуждаем, как правильно построить дело, в частности для того, чтобы не было этих злоупотреблений. Можно вспомнить знаменитый дом с барельефами писателей в Плотниковом переулку на Арбате, где писатели узнаваемые великие фривольничают с дамами, скажем так. Вот эти барельефы ничьи, они отваливаются, это видно невооруженным глазом...
МУРАВЬЕВ: Но в списке этого дома нет.
РАХМАТУЛЛИН: Нет, у него такой неполный охранный статус, о котором я говорил.
Необходимо именно расширить, как я полагаю, такой список, и отремонтировать за счет города, прежде всего, такие слабые фасады, фасады, где возможны утраты скульптурного декора.
МЕТЛИНА: Рустам, скажите, что вас настораживает? Вот смотрите, вот в этом списке, наверняка, он у вас где-нибудь на столе лежит, из 67 домов, я имею в виду адресный перечень фасадов многоквартирных домов, подлежащих капитальному ремонту в пределах Садового кольца. Ведь здесь разная абсолютно кубатура указана.
И в частности дом на Садовом кольце, Большая Садовая, дом 3 – это дом примыкающий, следующий, между улицей Красина и... С правой стороны, после гостиницы "Пекин", огромный дом. Там вообще жуткая кубатура, там порядка 14 тысяч квадратных метров. Огромный дом...
МУРАВЬЕВ: Ну, или вот Земляной Вал, дом 16, строение 1. Это Басманный район. 14 тысяч 761 квадратный метр.
МЕТЛИНА: Вот Земляной Вал, 41 – 20 тысяч метров. Оружейный... Вот угол, соответственно, Оружейного переулка, Долгоруковской и Фадеева, дом, который, так сказать, тремя сторонами выходит. Там вообще 21 тысяча, так сказать, квадратных метров. Это ремонтные работы должны будут произвестись.
Вообще, мне кажется, что, так сказать... Каково будет качество вот этих вот ремонтных работ? И не окажется ли так, что вот эти 5,6 миллиарда рублей, которые выделены, они будут, так сказать, каким-то образом разворованы, это все будет дешевой краской закрашено, и через год мы окажемся в том же городе, в котором мы были?
РАХМАТУЛЛИН: Нет, ну это снова рабочий вопрос. Исчисляется смета от общей суммы выделенного бюджета, делается пропорционально, в зависимости от площадей, подлежащих ремонту. Выделяются силы пропорционально этому. Ну, тут технически все понятно. Что касается вопроса о том, что это будет разворовано, ну, поскольку вы третий раз об этом спрашиваете...
МЕТЛИНА: Волнует нас вопрос.
РАХМАТУЛЛИН: Слушателю абсолютно понятно, что это наша всегдашняя проблема. Как я вам сейчас по-новому отвечу на этот вопрос? Есть такая опасность.
МЕТЛИНА: Ну да. Рустам, спасибо огромное вам за комментарий. У нас на связи был...
МУРАВЬЕВ: Рустам Рахматуллин, координатор общественного движения "Архнадзор".
МЕТЛИНА: Спасибо, Рустам. Господа, мы продолжаем, собственно, исследовать, куда же пойдут деньги, выделенные Сергеем Собяниным на...
МУРАВЬЕВ: Нет, 5 миллиардов – это уже не деньги, это уже миллиарды просто.
МЕТЛИНА: Ну, копейки, копейки. Вот я сейчас вбиваю, так сказать, в "Яндекс.Карты" некоторые адреса. Я на самом деле... У меня очень большие сомнения. Дело в том, что действительно какие-то чудовищные площади ремонтные, и хватит ли этих денег. И на самом деле мы же видим, как каждый год это все подкрашивается, подкрашивается. Может быть, во все эти дома нужны какие-то иные вложения? Может быть, не надо подкрашивать? Может быть, надо, так сказать, каким-то образом...
МУРАВЬЕВ: Действительно сделать.
МЕТЛИНА: Перештукатуривать и так далее. И поэтому, конечно же, вот это вот вызывает опасение. Поэтому мы и мучили Рахматуллина, так сказать, сакраментальным вопросом: а не разворуют ли все? Ну, конечно же, нас больше всего интересовало, что же все-таки будет происходить с этими объектами с точки зрения сохранения их архитектурной идентичности, такими ли они задумывались.
Например, вот, знаешь, когда ходишь и гуляешь по Патриаршим прудам, там есть дивное совершенно сооружение, которое называется... Я не помню, как называются вот эти все переулки конкретно, так сказать, вокруг Патриаршего пруда, но один из домов – это дом архитектора Владимирова, 1939 года, он называется Дом летчиков. Вот он... Ну, так сказать, в народе он получил такое название, там действительно жили выдающиеся авиаконструкторы и ракетчики. Но суть заключается в следующем, дело в том, что этот дом, он резко выделяется по цвету, он ярко-ярко желтого цвета. И это такой неоклассицизм, такой, так сказать, привет небольшой Жолтовскому, архитектору, Ивану. И он оформлен такими, так сказать, глубокими небольшими окнами, там небольшие окна, и такие глубокие балконы, и там такая, так сказать, такой орнамент темно-бордовый. Вот если, так сказать, пустить туда мэра Собянина, он, возможно, так сказать, и перекрасил бы его в какой-нибудь такой бежево-розовый цвет. Вот я за то, чтобы сохранились те цвета и те краски.
МУРАВЬЕВ: Но, с другой стороны, если вспомнить, например, путь от площади Воровского в сторону Колхозной площади, ныне Сухаревская она называется, и там по правую руку все отремонтировано, отреставрировано. Выглядит жутким абсолютно новоделом, вот этой вот финской водоэмульсионкой, видимо, покрашено. Знаешь, по-моему, это тоже не реставрация.
Если Садовое кольцо и те дома, о которых идет речь, вот отреставрируют именно в том виде, в котором отреставрировали вот этот промежуток в городе, меня, например, абсолютно не устраивает.
МЕТЛИНА: Устраивает, не устраивает – давай спросим у нашего следующего гостя.
МУРАВЬЕВ: Как будут реставрировать, как будут тратить эти деньги? К нам присоединяется Иван Новицкий, член комиссии Мосгордумы по перспективному развитию и градостроительству.
МЕТЛИНА: Иван Юрьевич, добрый вечер.
НОВИЦКИЙ: Добрый вечер.
МЕТЛИНА: Иван Юрьевич, спасибо, что вы к нам присоединились. И, конечно же, первый и главный вопрос. Мы сегодня обсуждаем вот такую, в общем, крупную сумму выделяет правительство Москвы, город, на ремонт фасадов в историческом центре, в частности Садовое кольцо, а так же на замену, так сказать, асфальта, который пришел в негодность на тротуарную плитку.
МУРАВЬЕВ: Ну, наверное, эту сумму как-то обсуждали. Почему именно такая сумма, почему не больше, почему не меньше?
МЕТЛИНА: Не меньше, да. И в какие сроки планируется реализовать вот этот бюджет и, соответственно, под него все ремонтные работы провести?
НОВИЦКИЙ: Ну, поскольку это бюджет текущего года, то в нынешнем году. Такая сумма? Ну, видно просчитали, сколько в принципе нужно, чтобы привести в порядок, и исходя из имеющихся финансовых ресурсов. Поэтому вот очень важная задача, мы хотим, чтобы у нас город был красивый и по фасадам, и по тротуарам, поэтому очень логичное предложение.
МЕТЛИНА: Иван Юрьевич, а вот насчет тротуарной плитки. Ну, вы же прекрасно знаете, как человек, наверное, который ездит на машине не только по Москве, выезжаете, наверное, за город, у нас отвратительно кладут асфальт. Может быть, мы все-таки...
МУРАВЬЕВ: Прямо скажем, омерзительно.
МЕТЛИНА: Омерзительно, да. Это все рассчитано на один год, и лишь бы, мне кажется, так сказать, освоить бюджет. Вот, может быть, мы просто сначала научимся нормально класть асфальт, а потом уже перейдем, так сказать, на более дорогую плитку?
НОВИЦКИЙ: Я бы не сказал, потому что у нас все-таки достаточно интенсивное движение по дорогам, как мы видим. И, конечно,
если мы берем дорожное покрытие для автомобилей, то там, конечно, надо класть асфальт, а вот тротуарная плитка на тротуарах, может быть, где-то нужно и ее оставить,
посчитать, пусть специалисты подсчитают, где это лучше сделать.
МУРАВЬЕВ: Нет, ну вопрос был не об этом. Вопрос был о том, почему так плохо в городе кладут асфальт, почему каждый год его перестилают, почему никто не несет за это ответственности, что может в этом плане измениться?
НОВИЦКИЙ: Нет, ну, не каждый год, а какой-то определенный срок есть, и асфальт, конечно, принимают по качеству. На самом деле последний год, как стали заниматься, он стал гораздо лучше, чем лет 15-20 назад.
МЕТЛИНА: Иван Юрьевич, ну, вот скажите, то, что касается, скажем, внешнего вида домов, которые будут на Садовом кольце, насколько можно ли говорить о том, что они сохранят те особенности свои архитектурные, потому что часть из них является памятниками архитектуры и, скажем, выявленными объектами архитектурного наследия. Насколько они будут соответствовать тем планам, тем стандартам, которые были изначально при их проектировании?
НОВИЦКИЙ: Ну, конечно, сохранят, восстановятся, будут соответствовать. Все для этого и делается, чтобы облик был приближенный к историческому, естественно.
МЕТЛИНА: Хорошо. Вот, Иван Юрьевич, по поводу плитки все-таки тротуарной, не дает мне покоя вот эта вот тема...
МУРАВЬЕВ: Да никому она не дает покоя, прямо скажем!
МЕТЛИНА: Она мне не дает, тема эта, покоя как женщине. Я хожу, например, на каблуках. Ну, не часто, но хожу. И я знаю, что по этой плитке я буду ходить...
МУРАВЬЕВ: Но чаще я, конечно, в кроссовках бегаю за преступниками с камерой!
НОВИЦКИЙ: Я думаю, так будут класть, чтобы можно было ходить на каблуках. Я надеюсь на это, я сам в этом проекте принимал участие как специалист. Я тоже рассчитываю на то, что будут класть так, что можно будет ходить и на каблуках, естественно.
МЕТЛИНА: Мне кажется, что всякий раз, когда я иду по брусчатке, я, так сказать, как-то так невольно поднимаюсь на носки.
НОВИЦКИЙ: Нет, разговор не о брусчатке, конечно. На брусчатке ходить действительно сложно, а тротуарная плитка это не брусчатка.
МЕТЛИНА: Хорошо. Но если мы говорим о тротуарной плитке и, скажем, о людях с ограниченными возможностями передвижения, о тех, кто ездит, например, не только на инвалидных колясках, но если мы возьмем тех же самых велосипедистов, для которых сегодня открываются огромные возможности. Вот власти Москвы планируют построить 10 тысяч парковочных мест до 2016 года для велосипедистов, потому что мы развиваем этот вид транспорта. Велосипедисты часто ездят по тротуарам. Ну, вот представляете, на велосипеде, по брусчатке, это же, так сказать, можно без мозга остаться.
НОВИЦКИЙ: Я думаю, что, опять же, не брусчатка. Еще раз говорю, что не брусчатка, а тротуарная плитка. И для велосипедистов специальные дорожки, конечно. Все это будет продуманно делаться.
МЕТЛИНА: Иван Юрьевич, пожалуйста, вот смотрите, я все-таки призываю к тому, что существует ряд категорий... Например, я как мать перевожу ребенка на коляске, и ребенок едет по брусчатке, и он...
НОВИЦКИЙ: Да не по брусчатке! Ну что по брусчатке... Тротуарная плитка. А что касается съездов, то специальная программа...
МЕТЛИНА: Съезды – бог с ним, программа – я знаю. Вот по тротуарной плитке. Мне кажется, что это, в общем, вот какое-то такое вот излишнее будет...
НОВИЦКИЙ: Я думаю, что продумают эти вещи, я думаю, что продумают эти вещи, все будут рассчитывать нормально. Люди-то разумные.
МУРАВЬЕВ: Хорошо. А почему все-таки так активно, и все более и более активно отказываются от асфальта? Потому что мы признаем, что мы не умеем делать асфальт все-таки уже, наконец-то, слава богу? Почему...
НОВИЦКИЙ: Я думаю, что умеют. Есть организации, конкурсы, аукционы для того, чтобы были те организации, которые умеют класть асфальт.
МУРАВЬЕВ: Иван Юрьевич, вы думаете или умеют?
НОВИЦКИЙ: Таких должны отбирать, которые умеют.
МУРАВЬЕВ: Кто? Кто эти люди?
НОВИЦКИЙ: Ну как, конкурсные комиссии должны отбирать.
МЕТЛИНА: И последний вопрос, Иван Юрьевич. Скажите, пожалуйста, в тех все-таки работах ремонтных по покраске зданий, по косметическому ремонту зданий на Садовом кольце какие компании будут принимать участие, будет ли объявлен тендер? Поскольку уже 10...
НОВИЦКИЙ: Естественно, будет. У нас федеральный закон есть о том, что все на тендерах, конкурсах и аукционах. Конечно же, а как, естественно.
МЕТЛИНА: То есть мы успеем это? Потому что 10 июля, я так понимаю, уже начинаются активные ремонтные работы.
НОВИЦКИЙ: Естественно, проведут все, а как же, обязательно.
МЕТЛИНА: Спасибо огромное.
МУРАВЬЕВ: Спасибо большое. Это Иван Новицкий, член комиссии Мосгордумы по перспективному развитию и градостроительству.
МЕТЛИНА: Спасибо огромное, Иван Юрьевич. Ну, я думаю, что мы еще сегодня попытаем наших компетентных гостей на вопрос все-таки о том, насколько целесообразно вот такая вот массовая покраска, и, конечно же...
МУРАВЬЕВ: И заплитовочнение.
МЕТЛИНА: Давай какой-нибудь термин придумаем, а? Забордюривание. И какой-нибудь вот...
МУРАВЬЕВ: Заплитачивание еще.
МЕТЛИНА: Заплитачивание. Забордюривание, заплитачивание. А еще как это?
МУРАВЬЕВ: А дальше уже не эфирно.
МЕТЛИНА: Не эфирно?
МУРАВЬЕВ: Нет, совсем.
МЕТЛИНА: Думаешь?
МУРАВЬЕВ: Да, есть такое одно простое русское емкое слово, которым можно назвать оба процесса и понятно, о чем идет речь.
МЕТЛИНА: Хорошо. Но мне все-таки кажется, что, во-первых, Иван Юрьевич не ответил на...
МУРАВЬЕВ: Ни на, я бы сказал.
МЕТЛИНА: Да. Которые все-таки касаются каких-то деталей нынешнего ремонта.
МУРАВЬЕВ: Да, пока что мы услышали только, что кто-то должен и как-то, наверное, кто-то где-то умеет.
МЕТЛИНА: Да, но это первый момент. Второй момент. Вы не поверите, но почему ремонтные работы начинаются 10 июля, а не, скажем, 1 мая, когда действительно уже, так сказать, тепло...
МУРАВЬЕВ: Ну, дело в том, что, начав 10 июля, можно жевать выделения из носа, да, эфирно это называется, до 3010 мартобря на самом деле, пока не выпадет снег и не наступит кромешная тьма. А в ночное время и в холода рабочим платят больше, чем...
МЕТЛИНА: А, ты думаешь вот такой вот заход, да?
МУРАВЬЕВ: Да, мне кажется, что... Ну, ты знаешь, на самом деле у нас во всех этих вещах обязательно находится какой-то такой хитросочиненный человек, который... Он, во-первых, очень такой сложносоставный, с другой стороны, очень хитросочиненный, который обязательно чего-то там выкручивает.
У меня, например, тоже вопрос: почему мы прорабатываем программу летнего отдыха, мы начинаем делать это в конце апреля? Скажите, а в прошлом сентябре было неизвестно и даже в позапрошлом сентябре, что в 2011 году будут дети, которые поедут в лагерь. Это неизвестно? Или то, что нужно будет город приводить в порядок. То есть думали, что сейчас вот после зимы все растает, а там, батюшки святы, все в хрустале. Все хрустальное и начищенное как серебряное кольцо. Так? Так не бывает.
МЕТЛИНА: Ну, вот смотри...
МУРАВЬЕВ: Я не являюсь ни руководителем сектора ЖКХ столицы, ни даже главой управы района Хрюкино, но дело в том, что я заранее знал, что когда все это растает, в городе будет кругом жижа, грязища, которая потом высохнет и будет пылища.
МЕТЛИНА: И собачьи экскременты ты забыл.
МУРАВЬЕВ: В лучшем случае собачьи.
МЕТЛИНА: Весна показывает, кто, где, что и оставил.
МУРАВЬЕВ: Я сразу это знал, и к этому можно было подготовиться, еще пока снег не выпал.
МЕТЛИНА: Ну, все так вот. У нас новый мэр, у него другие сроки, у него какие-то северные стандарты. У него в Тюменской области они только в апреле начинали обсуждать, что они будут делать летом.
МУРАВЬЕВ: Ну, дело в том, что там, возможно, срабатывала поговорка "лето было? Да, было, но я был на работе".
МЕТЛИНА: Ну да. Галина Михалева к нам присоединяется...
МУРАВЬЕВ: Насколько грамотный подход вот к такому облагораживанию города – у нее и спросим. Галина Михалева, исполнительный секретарь политического комитета партии "Яблоко", директор Центра изучения современной политики. Галина Михайловна, вечер добрый.
МЕТЛИНА: Галина Михайловна, добрый вечер.
МИХАЛЕВА: Добрый вечер.
МУРАВЬЕВ: Галина Михайловна, мы сегодня обсуждаем 5 миллиардов, которые выделяют на ремонт фасадов...
МЕТЛИНА: 5,6.
МУРАВЬЕВ: 5,6 миллиардов. А если поковыряться в официальных документах, там откуда-то всплывают еще 4 миллиарда, еще 4,7. В общем, какие-то несметные сокровища выделяют на то, чтобы столица нашей родины город-герой Москва приобрела, ну, если уж не человеческое, то хотя бы просто лицо.
Итак, скажите, пожалуйста, насколько целесообразна такая вот политика относительно городской стратегии развития, если так можно выразиться, что мы в мае придумываем, что делать с городом в весенний период? 6 мая – это уже крепко весна.
МИХАЛЕВА: Это, знаете, традиция такая. Не только, кстати, московская, она вообще общероссийская наша. Мы начинаем придумывать меры борьбы с лесными пожарами, когда уже все горит, мы начинаем думать, как нам убирать снег и сосульки с крыш, когда уже все завалено снегом и сосульки уже висят. Но я хотела сказать не об этом. Конечно, приятно, когда город чистый, красивый, таджики подмели все улицы, траву зеленую посадили, это все замечательно.
Но вообще-то в Москве значительно больше есть проблем, которые нуждаются в приоритетном решении. Это проблема, например, с нехваткой детских садов связанная, с этим делом катастрофа у нас. У нас 500 тысяч семей в Москве живут ниже прожиточного минимума, этим надо заниматься. Ну, я уже не говорю о том, что просто навязло в зубах – это пробки. То, с чем каждый из нас сталкивается, это немереных денег стоит на самом деле, и туда бы их в первую очередь и надо было пустить.
МЕТЛИНА: Ну, тем не менее, Галина Михайловна, вот смотрите, мы сейчас покрасим фасады, мы сейчас поменяем асфальт на тротуарную бордюрную плитку...
МУРАВЬЕВ: При этом параллельно посередине дороги вывалим вот это то, что называется чернозем, вот эту жижу грязную, которая растечется по дороге, и мы все это развезем опять по этим реставрированным фасадам, естественно, очень быстро.
МЕТЛИНА: Да. Но где гарантия, что этих усилий хватит больше, чем на год? Где гарантии, что...
МУРАВЬЕВ: Их увидят хотя бы наши дети.
МИХАЛЕВА: Да никаких гарантий нет. У нас же все наши строительные работы, они так и устроены, чтобы невозможно было никак проверить. Ну, при Лужкове, помните, посчитали, сколько будет стоить Третье кольцо, и выяснилось, что это как адронный коллайдер примерно по цене. И то же самое с плиткой. Нет совершенно в этом никакой необходимости. Ну вот, а что касается сбора, например, листьев осенью и потом завоза чернозема, ну, это та же самая история. Вы знаете, например, что вот эти листья, которые собирали пылесосами... Ну, во-первых, это вредно для экологии, потому что деревья от этого страдают, а во-вторых, это просто люди продавали потом, всю эту листву.
МУРАВЬЕВ: Кому?
МИХАЛЕВА: Здесь единственный способ есть – чтобы были механизмы контроля за властью. У нас этого нет пока, поэтому мы все время с удивлением смотрим, что опять что-то такое гражданам навязывают, чего они не хотят.
МУРАВЬЕВ: Ну, Галина Михайловна, тем не менее, все это делается, и нам сейчас уже рассказывают о том, как наш город замостят плиткой, уверяют, что это будет не брусчатка, а будет какая-то суперволшебная плитка, стыки между которой будут заделывать чуть ли не при помощи лазерной технологии.
МЕТЛИНА: И те люди, которые ходят на каблуках, ездят на инвалидных колясках, на велосипедах, матери, которые будут...
МУРАВЬЕВ: Просто плохо стоят на ногах по любым причинам.
МЕТЛИНА: Да. Матери, которые везут детей в детских колясках. Никто буквально и не почувствует вот этих волшебных стыков. Можно ли доверять вот этой информации?
МИХАЛЕВА: Ну, это вранье все, вранье. И есть опыт такой вот, посмотрите, в Екатеринбурге. Там такая интересная была история тоже. Замостили весь центр плиткой, кстати, делала эту плитку фирма, которая принадлежала сыну бывшего губернатора, и там моментально все стало рушиться, осыпаться, появились дырки. Кроме этого эта плитка ужасно скользкая, там просто куча людей ноги поломала. Совершенно в этом нет никакой необходимости.
МУРАВЬЕВ: Галина Михайловна, у меня такой вопрос сразу: а сын где?
МЕТЛИНА: Где? Там же.
МИХАЛЕВА: Нет, с ними все хорошо, вы не волнуйтесь за них, пожалуйста. У них там давным-давно все счета были известно где.
МЕТЛИНА: Ну да. Тем не менее, Галина Михайловна, продолжайте.
МИХАЛЕВА: Да, я хотела обратить ваше внимание на следующее. Здесь главное, чтобы мы с вами, вы, кстати, в том числе, не смотрели на решения власти как на явления природы. И здесь нам хорошим примером должны быть петербуржцы, которые...
МЕТЛИНА: Галина Михайловна, подождите. Что нам делать? Вот мы обсуждаем сегодня. Я разговариваю с депутатом Новицким, говорю: "Новицкий, оденьте каблуки и пройдите по брусчатке, сядьте в машину, проедьте по площади, улице, которая, так сказать, это небольшой фрагмент, где площадь Восстания, там брусчатка". Пока ты едешь на машине, у тебя вылетают мозги. То же самое на Красной площади.
МУРАВЬЕВ: Депутат Новицкий говорит: "Не должно быть. Наверное, кто-то просчитает".
МЕТЛИНА: "Вам показалось. Это новые сейчас технологии такие, что о-го-го". Я представляю.
МУРАВЬЕВ: Лазер отнимем в Питере у Валентины Матвиенко, у нее есть два. Она одним сосульки сбивает, другим дома ремонтирует.
МЕТЛИНА: Да. Ну что, вот что мы должны сделать, что мы можем сделать? Вот мы критикуем это решение...
МИХАЛЕВА: Писать хотя бы Медведеву в "Twitter" мы можем. Мы можем устраивать протестные акции, мы можем заваливать жалобами руководство Москвы. Много есть способов на самом деле. Если ничего не делаешь, то ничего не изменится.
МЕТЛИНА: Ну, вот вы знаете, по поводу фасадов. Конечно, меня волнует судьба вот этих вот 5 миллиардов. Ну, они частично, 4 миллиарда пойдет вот на эту тротуарную плитку, а остальное на фасады. Ну, бог с ними, хорошо, пусть их покрасят, потому что их не красили уже 20 лет. Не 20 лет, а 14 лет их не красили. Ну, допустим. Хотя, мне кажется, что они постоянно чем-то затянуты, Садовое кольцо, и где-то что-то ремонтируется. Это бог с ним. Но вот с этой вот плиткой...
МУРАВЬЕВ: Ну, некоторые дома на Садовом затянуты для того, чтобы на эту затяжку можно было рекламу повесить вообще-то. Есть еще такой фокус.
МЕТЛИНА: Мне кажется, что да, никакого ремонта там не ведется. Вот еще в чем проблема. Не окажется ли так, что потом снимут эти леса, эти площади... Кстати, эти площади, мне кажется, можно было бы вот уж на время этого ремонта затянуть рекламой и на эти деньги ремонтировать.
МУРАВЬЕВ: Ну, делается так, что на самом деле объявляется якобы ремонт, затягиваются лесами, тогда смело на этот дом можно вешать рекламу.
МЕТЛИНА: Хорошо, но от этой рекламы если бы еще какую-то пользу получало правительство Москвы и эти деньги бы, так сказать, то на то выходило, а...
МУРАВЬЕВ: С рекламным бизнесом мы с тобой разбирались в эфире, а нам помогала прокуратура.
МЕТЛИНА: Галина Михайловна, коротко, если можно. Как вы считаете, что должно сделать сейчас общество, чтобы каким-то образом сейчас принять участие в общественной дискуссии? И почему она не развернута, а это решение, так сказать, поставлено и нас ставят перед фактом?
МИХАЛЕВА: Нам нужно использовать все способы, возможные для этого, нужно давить на правительство Москвы, чтобы оно поменяло свои решения. Сейчас, кстати, власть к любым формам протеста очень чувствительна, так что шансы есть, что мы можем это изменить.
МЕТЛИНА: Спасибо огромное.
МУРАВЬЕВ: Спасибо большое. Галина Михалева, исполнительный секретарь политического комитета партии "Яблоко", директор Центра изучения современной политики.
МЕТЛИНА: Спасибо, Галина Михайловна. Господа, ну вот, я надеюсь, что вы услышали...
МУРАВЬЕВ: Ну что же, выражать протест... Я думаю, что перед тем, как протестовать против той самой тротуарной плитки, которую должны положить по суперсовременным технологиям невероятным образом без стыков, что... Хотя, может быть, это будет асфальт, а скажут, что это плитка, а плитка дороже, чем асфальт, наверное. Нет?
МЕТЛИНА: Не знаю.
МУРАВЬЕВ: Нормальная схема, кстати, тоже. Тоже тема.
МЕТЛИНА: Да.
МУРАВЬЕВ: Ну так, из проволоки гнуть, говорить, что это золото.
МЕТЛИНА: Ну, ты знаешь, вот мне обидно об этом говорить накануне великого праздника. И всегда, когда обсуждаешь тему и смотришь вот в глаза ветеранам, и хочется им сказать: "Простите нас, ребята, за все. Непонятно, за что вы кровь проливали". Вот честное слово. Вот я поэтому вот борюсь. Вот за что кровь проливали?
МУРАВЬЕВ: Давайте как-то бороться, и все-таки сохранить позитивный дух, несмотря на тротуарную плитку и отремонтированные фасады за 5 миллиардов наших с вами кровных бюджетных рублей. Берегите себя, хороших выходных. Берегите себя.
МЕТЛИНА: Да, всего доброго.

Финам FM
Версия для печати: http://www.metalindex.ru/publications/publications_1068.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2017
Рейтинг@Mail.ru