Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Ноябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Яндекс цитирования

Нездоровая экономика. Российский и мировой рынок стали: 1-8 августа 2021 г.

09 августа 2021, 08:15

Август на мировом рынке стали начался с нового поворота. В Китае все-таки немного откорректировали свою политику. Председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что борьба с глобальным потеплением не требует суеты и кампанейщины, поэтому не надо с этим слишком торопиться и ставить перед собой нереальные цели уже на ближайшее будущее.
По мнению китайских комментаторов, это означает, что от национальной металлургической отрасли не будут требовать непременного возвращения к объемам производства 2020 г. Острого дефицита стальной продукции в ближайшем будущем можно не опасаться. В результате цены на прокат в Китае за неделю упали более чем на $50 за т.
Впрочем, это пока только коррекция, а не перелом. Производство стали в Китае так или иначе будет сокращаться, может, просто не так радикально. Под влиянием этих ожиданий железная руда, которая весь июль котировалась на споте выше отметки $200 за т CFR Китай, подешевела до $170 за т и, вероятно, будет снижаться дальше.
Также китайские металлургические компании допускают возможное введение экспортных пошлин с 1 сентября. Вследствие этого они заблаговременно повышают цены для зарубежных покупателей. В результате сортовой и горячекатаный листовой прокат китайского производства в настоящее время котируются выше рынка и поэтому спросом не пользуются. Основными конкурентами для российских металлургов таким образом сегодня являются поставщики из Индии.
Наиболее острой проблемой на Дальнем Востоке стал коронавирус. Во Вьетнаме количество новых случаев исчисляется уже тысячами в день, в крупнейших городах объявлены локдауны. Вьетнам не только начал импортировать меньше горячекатаного проката и сбавил цены на него, но и сам приступил к продажам своей продукции в Европу, причем, весьма дешево, по тамошним меркам.
В Китае регистрируется более чем по сотне новых случаев в день. Там начинают сажать население на карантин и вводить широкомасштабные транспортные ограничения. Если эпидемиологическая ситуация будет обостряться, возможны серьезные экономические последствия. Китайцы — народ суровый, и с локдаунами, как показал опыт прошлого года, не задержатся. Впрочем, может все и обойдется более мягкими вариантами.
Спрос на импортную заготовку в Китае между тем рухнул, а встречные предложения от местных компаний опустились к концу прошедшей недели до около $660 за т CFR против $710-725 за т в последних числах июля. Подешевели полуфабрикаты и на ближневосточном направлении под влиянием снижения цен на металлолом в Турции. Пожалуй, отмена минимальной экспортной пошлины на российскую заготовку в размере $115 за т уже назрела и стала крайне актуальной для металлургов.
На отечественном рынке — пока без принципиальных изменений. Никто из производителей не стал ни сворачивать выпуск, ни резко менять направления торговых потоков. В то же время, сильно повысилась привлекательность Казахстана как направления экспорта. А цены на некоторые виды стальной продукции на местном рынке в кои-то веки стали ниже российских. Кстати, и казахстанский прокат в России начал предлагаться на весьма выгодных для покупателей условиях.
Стоимость стальной продукции в России, впрочем, и так продолжает идти вниз по всем рыночным сегментам. Арматура и фасонный прокат медленнее, учитывая сезонный подъем в строительном секторе и снова подорожавший металлолом, а листовой — быстрее. Потребители задумчиво смотрят на экспортные котировки и считают паритет с учетом пошлины. Кстати, по горячекатаному прокату это ниже 70 тыс. руб. за т с НДС.
Тем не менее, металл у нас по-прежнему дорог. Поэтому, как сообщил «Интерфакс», глава РЖД Олег Белозеров попросил у государства субсидию на сумму 17 млрд. руб. для компенсации роста цен на металлопродукцию. В качестве альтернативы предлагается повышение железнодорожных тарифов.
Пожалуй, это именно тот случай, когда доходы, полученные государством от экспортных пошлин на металлы, следует направить целевым образом на покрытие дополнительных затрат потребителей. РЖД так или иначе свое возьмет, а от повышения тарифов на перевозки неприятно станет всем.
После вступления в силу пошлин в правительстве перешли к вопросу о более тонкой настройке этого механизма. Так, по данным «Коммерсанта», Минпромторг занялся сбором данных о финансовом положении электрометаллургических предприятий за последние три года с учетом ввода экспортных пошлин в России и будущих углеродных тарифов в Евросоюзе.
Также ведомство должно будет представить позицию «о целесообразности» применения единообразных подходов в части установления экспортных пошлин на металлургическую продукцию. Что же, в этом есть прямой резон. Мини-заводы и в самом деле находятся в более сложном положении, чем меткомбинаты, и не стоит мерить всех российских металлургов единой меркой.
А Министерство экономического развития совместно с Минфином должны до конца года представить в правительство предложения по модификации налоговой системы специально для металлургов, чтобы иметь возможность в будущем облагать конъюнктурные сверхдоходы по более высокой ставке, не прибегая к такому экстраординарному инструменту как экспортные пошлины. И это, скорее всего, не ограничится повышением НДПИ, о котором заявил президент
В общем, нет ничего более постоянного, чем временные меры. Зато металлурги могут хотя бы гордиться тем, что государство ставит их практически наравне с нефтяниками.
Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин на прошлой неделе снова привлек к себе внимание, дав интервью РБК, в котором заявил, что Россия придерживается устаревшей экономической модели, которая не обеспечивает высоких темпов экономического роста. По его мнению, для этой проблемы есть два решения. Во-первых, России следует сосредоточиться на экспорте, причем не энергоносителей и сырья, а чего-то потребительского, востребованного во всем мире, типа айфонов. Во-вторых, рост может дать увеличение внутренних инвестиций, для чего нужно больше свободы предпринимательства и защиты прав собственности.
Строго говоря, Алексей Кудрин, как та мудрая сова, совершенно прав. Современная российская экономическая модель плоха тем, что в ней создается слишком мало добавленной стоимости. В последние тридцать лет в мировой экономике создалась такая система разделения труда, в которой большая ее часть образовывается не в производстве, а в потреблении.
Те же условные айфоны изготовляет на гигантских фабриках в Китае тайваньская компания Foxconn, на которую работают 1,3 млн. человек. Благодаря достижению максимальной эффективности и огромной экономии на масштабах себестоимость каждого отдельного устройства исчисляется, максимум, парой десятков долларов. Причем в этот показатель включена минимальная, в единицы процентов, рентабельность самой Foxconn и еще меньшая — всех участников производственной цепочки, которые изготовляют по ее заказам металлические и пластиковые детали, микропроцессоры и т. д.
Большущая разница между ценой изготовителя и продажной ценой айфона в магазине обеспечивает прибыли разработчикам новых моделей, маркетологам, рекламщикам, продавцам и всей западной «экономике услуг», которая за счет этого и может позволить себе высокие налоги и номинально высокие доходы основной массы населения.
Вот если бы России удалось совершить этот «фазовый переход» от преимущественно производящей к экспортно-потребительской экономике, перейти с первых звеньев производственных цепочек на последние, тогда — о, да! Темпы роста были бы у нас не хуже, чем в первое десятилетие XXI века, когда после кризиса 90-х, фактически выбившего Россию в «третий мир», произошел качественный скачок на уровень новых рыночных стран среднего достатка.
Можно ли этого реально добиться в наших условиях? Алексей Кудрин называет два возможных направления — экспорт востребованной высокотехнологичной или хотя бы хайповой продукции с высокой добавленной стоимостью и развитие предпринимательства.
Насчет экспорта, в принципе, верно. В настоящее время есть всего два высокотехнологичных направления, в которых Россия занимает лидирующие позиции в мире. Это вооружения и атомная энергетика. Пожалуй, есть перспективы у авиастроения. Есть отдельные точечные прорывы наподобие искусственного сапфира или графеновых нанотрубок. Но это продукция совершенно не массовая. С остальным сложно. А хайп... Это, увы, совсем не про нас. Кроме того, современный мировой рынок ни в коем случае не является свободным. Во многие привлекательные ниши чужаков просто не допустят.
Тем не менее, какие-то обходные действия тоже можно найти. Например, в сегодняшнем мире одноразовых вещей можно застолбить за собой имидж поставщика крепких добротных товаров, которые не выходят из строя сразу же после истечения срока гарантии. Тем более, что подобные исторические традиции у нас как раз имеются. Кроме того, не стоит пренебрежительно относиться и к нашим традиционным преимуществам. Во время дефицита и дороговизны ресурсов быть экспортером продовольствия, энергоносителей, сырья и металлов совсем даже неплохо.
Что касается предпринимательства, то здесь важны два аспекта. Первый — это действительно защита прав собственности. Общество, в котором у человека можно запросто отобрать результаты его труда, в том числе, предпринимательского, не имеет будущего.
Второй вопрос — надо поднимать прибыльность массового бизнеса. Недавно ведущие строительные компании пожаловались правительству, что при нынешней системе госзаказа могут зарабатывать только мошенники и халтурщики, занижающие цены и экономящие на всем, что только можно и нельзя. При более-менее качественной работе оплата по госконтракту не покроет расходы. Точку зрения строителей предварительно поддержали в Министерстве экономического развития, но раскритиковали в Минстрое и Минфине.
Пожалуй, все-таки надо признать, что наша страна не настолько богата, чтобы сначала позволять себе дешевку, а потом тратить многократно большие деньги на переделки, ремонты и устранение неблагоприятных последствий. Тем более, что средства в стране есть, судя по бюджетам национальных проектов. Да и какие-никакие методики по борьбе с нецелевым использованием наработаны. Так почему бы государству не взять на себя инициативу по созданию экономики, в которой можно честно и много заработать?!
Наша экономика действительно не совсем здорова. Ей надо выздоравливать, чтобы иметь возможность ускориться. А если удастся хоть немного подлечиться от давней болезни грошовой экономии на людях и качестве, это будет, без сомнения, сильный рывок вперед.
ИИС Металлоснабжение и сбыт

Материалы по теме:
06/12/2021Nippon Steel планирует увеличить производство нерафинированной стали на 100 млн тонн в год
06/12/2021Китай нарастил экспорт стали на 31%
06/12/2021За первые 9 месяцев 2021 года Метинвест заплатил в бюджет 1,1 млрд долл налогов
03/12/2021Металлурги Украины нарастили выплавку стали за 11 месяцев на 5,4%
03/12/2021Ловля случайных шансов. Российский рынок листового проката и сварных труб: 24 ноября — 1 декабря

Версия для печати: http://www.metalindex.ru/news/tape/2021/08/09/tape_64406.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2021
Рейтинг@Mail.ru