Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Октябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Сентябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Яндекс цитирования

Размер имеет значение. Российский и мировой рынок стали: 21-28 июля 2019 г.

29 июля 2019, 08:33

На прошлой неделе в России в очередной раз отпраздновали День Металлурга. И таки отечественным металлургическим компаниям было, что праздновать. Финансовые и операционные показатели в целом выглядят достаточно приемлемыми, успешно реализуются инвестиционные программы. Конечно, существенного роста по итогам первого полугодия не показывает почти никто, но и общая ситуация оставляет желать лучшего.
Нового мирового кризиса пока нет, но предупреждений о его скором приходе, как говорится, более чем достаточно. Но даже если очевидные всем болезни глобальной экономики не перейдут в острую стадию, хронический спад — тоже удовольствие не из лучших. Железная руда по-прежнему держится на уровне около $120 за т CFR Китай или немного ниже, что на 65-75% выше, чем в начале года, но соответственно поднимать цены на стальную продукцию не получается ни у кого — не позволяет низкий спрос. Даже в США, где за июль горячекатаные рулоны подскочили на 12-13%, речь идет лишь о восстановлении после глубочайшего падения, занявшего почти год — с лета 2018 г.
В целом мировой рынок стали стагнирует. На Ближнем Востоке заготовка и сортовой прокат медленно опускаются. То же самое происходит в Евросоюзе, где листовой прокат постепенно возвращается к минимальным отметкам середины мая текущего года. Невостребованность продукции, давление дефляции, с одной стороны, и растущих затрат, с другой, становятся всеобщей проблемой.
Вьетнамская компания Formosa Ha Tinh попыталась изменить ситуацию, объявив о повышении котировок на горячекатаный прокат и катанку на $25 за т по сентябрьским контрактам. Остальные региональные поставщики попытались последовать ее примеру, но не прошло и недели, как цены откатились обратно. Да и сама FHT, по некоторым данным, соглашается предоставлять скидки. Спрос на прокат во Вьетнаме, в принципе, совсем не плох, но слишком уж много там продавцов — Россия, Китай, Индия, другие азиатские страны... Даже европейцы и бразильцы там отметились.
Китай по итогам второго квартала 2019 г. показал самые низкие темпы роста, как минимум, с 1993 г., когда Национальное бюро статистики начало публиковать квартальные данные по ВВП. Конечно, 6,2%, о которых отчитались китайцы, - предмет искренней и заслуженной зависти со стороны всего остального мира. Однако тут надо понимать, что нынешняя модель китайской экономики уже тридцать лет настроена на стремительный рост и по-другому просто не работает.
Китайское «экономическое чудо» имеет под собой двойной фундамент. В первую очередь, это непрерывное расширение китайского экспорта — количественное и качественное. Стартовав с самого немудреного ширпотреба по бросовым ценам, китайцы затем перешли к внешним поставкам промышленной продукции, а теперь собираются реализовать стратегию «Made in China 2025», которая должна принести им мировое лидерство в высокотехнологичных отраслях.
Именно против этого воюют США, справедливо опасающиеся быть сброшенными с пьедестала. И, надо признать, в этой войне китайская экономика несет потери. Многие западные компании выводят производства из страны, кампания против Huawei приостановлена, но не свернута полностью. В китайском бизнесе ухудшились настроения и ожидания, что приводит к снижение инвестиционной активности в частном секторе. Объем китайского товарного экспорта в первой половине 2019 г. вырос всего на 0,1% по сравнению с аналогичным периодом годичной давности, причем, поставки в США таки сократились на 8,1%.
Между тем, второй залог китайского стремительного экономического роста — это щедрая кредитная подпитка. Китайские компании совершают свои миллиардные инвестиции, преимущественно, за заемные средства, предоставляемые им крупными государственными банками. И масштабы этого кредитования очень велики. В конце первого квартала 2019 г. совокупный долг государства, местных властей и корпораций в Китае достиг почти 250% из ВВП, причем, более 60% заимствований приходится именно на компании.
Пока китайская экономика растет, эти долги — не проблема. Компании расплачиваются по кредитам за счет постоянного увеличения оборотов и набирают следующие. Конечно, некоторые неудачники и неумехи превращаются в «компании-зомби», неспособные даже обслуживать кредиты, однако пока их доля невелика, а разбираться с такими случаями можно даже в ручном режиме. Но стоит экономике замедлить ход, и все эти слабости вылезут наружу.
Кстати, именно в этом заключается причина того, что китайская модель с кредитной накачкой реального сектора практически неприменима в России. Да, деньги можно раздать, не получив при этом рост инфляции. Получить за счет этого кратковременное ускорение экономики — тоже. Но вот где найти свободные рынки сбыта, чтобы за счет экспансии на них погасить все займы?! Что можно сделать, прежде всего, за счет импортозамещения, то делается. Но проекты, получающие финансирование через Фонд развития промышленности и сходные структуры, не зря предварительно проходят весьма жесткий отбор.
Да, Россия расплачивается за свою осторожность низкими темпами роста. А быстро развивающийся Китай давно и прочно сидит на «игле» государственного стимулирования экономики. Попытка соскочить с нее, предпринятая в 2014-2015 гг., когда китайские власти прекратили искусственно поддерживать рост, дала такую «ломку», что от этой политики пришлось срочно отказываться в марте 2016 г.
В последние годы китайское правительство все-таки попыталось еще раз немного отойти от привычной схемы. Вместо прямых госинвестиций ставка была сделана на поддержку частной инициативы. С 2018 г. Народный банк Китая шесть раз снижал нормативы резервирования для коммерческих банков, стимулируя тем самым кредитование, хотя ключевая процентная ставка оставалась на прежнем уровне. Для корпоративных клиентов были снижены тарифы на электроэнергию и цены на бензин. В 2019 г. была принята программа снижения налогов на 2 трлн. юаней (около $290 млрд.). Для частных лиц была уменьшена ставка подоходного налога. НДС был сокращен с 17 до 16%, а с 1 апреля 2019 г. - до 13%.
На рынке недвижимости были в очередной раз ослаблены ограничения на инвестиционное приобретение жилья. Это дало нужный эффект: по итогам первой половины 2019 г. капвложения в строительство выросли на 10,9% по сравнению с аналогичным периодом годичной давности. В то же время, инвестиции в инфраструктуру в первом полугодии составили 1,37 трлн. юаней (около $200 млрд.), что только на 4,8% превысило показатель аналогичного периода годичной давности.
В июне текущего года, когда стало ясно, что экономика таки замедляет ход, китайское правительство пошло на весьма рискованный шаг, разрешив местным властям выпускать специальные облигации или привлекать банковские займы для финансирования локальных инфраструктурных проектов. Мера эта достаточно противоречивая, поскольку сопряжена со значительным риском злоупотреблений и коррупции.
В китайской металлургической отрасли вообще происходит совершенно невиданная перестройка. Национальным производителям стали предлагается закрывать старые предприятия (вступившие в строй, между прочим, в основном, в первой половине «нулевых» годов XXI века) и строить вместо них новые аналогичной или чуть меньшей мощности. По оценкам S&P Global Platts, в текущем году в рамках этой схемы вступят в строй предприятия совокупной производительностью 38,2 млн. т чугуна и 50,2 млн. т стали в год. В 2020 г. этот процесс примет еще более широкие масштабы. Platts прогнозирует на будущий год запуск новых доменных печей общей производительностью 78,2 млн. т чугуна в год и мощностей по выплавке стали на 92,7 млн. т в год, из них 18,1 млн. т — в электропечах.

Данная стратегия позволяет, как говорится, убить одним выстрелом нескольких зайцев. Во-первых, вместо достаточно примитивных и грязных меткомбинатов «нулевых» годов страна получит десятки современных эффективных предприятий, ориентированных на выпуск более качественного проката. Во-вторых, за счет замены мощностей снизится нагрузка на окружающую среду. В-третьих, новые заказы получили китайские компании, занимающиеся выпуском промышленного оборудования. В-четвертых, инвестиции, основными источниками которых являются кредиты государственных банков, способствуют поддержанию высоких темпов экономического роста.

Тут, пожалуй, возникает вопрос: что будет делать китайское правительство через пару-тройку лет, когда в национальной металлургической отрасли останутся только современные эффективные мощности, которым в ближайшие десятилетия не понадобится замена?! Но это уже — проблемы завтрашнего дня, которые будут решать по мере поступления.

У нас, в общем, тоже не сидят, сложа руки. Может, отдача от национальных проектов пока не так велика, как хотелось бы, а финансирование некоторых программ и наиболее значимых инфраструктурных строек, по данным Счетной палаты, даже толком не началось. Но они приносят большую пользу, как минимум, тем, что власти стали усиленно шевелиться. Осенью ожидается целая серия инициатив по стимулированию строительной отрасли. Госдума приняла пакет законов по обновлению механизма Специальных инвестиционных контрактов (СПИКов). К национальным проектам по производительности труда и несырьевому экспорту подключаются все больше компаний.

Правда, обращает на себя внимание то, что источником прогресса в российской экономике становится крупный или, скажем так, вышесредний бизнес с оборотами, исчисляемыми, как минимум, в сотни миллионов рублей в год. С одной стороны, это логично. Только у компаний такого масштаба есть финансовые, технические, кадровые возможности для реализации серьезных инвестиционных проектов, разработки и внедрения новых технологий, самостоятельной (либо с помощью государственных ВУЗов) подготовки квалифицированных специалистов.

В то же время, с другой стороны, в России очень сложно пробиться мелкому производству, ориентированному не на потребительский рынок, а на сферу В2В. Такие компании есть, а некоторые из них выпускают вполне высокотехнологичную продукцию, которую порой сами же и разрабатывают. Но они практически не имеют возможности рассчитывать на многочисленные, казалось, бы госпрограммы поддержки бизнеса — мол, размером не вышли. Между тем, примеры таких стран как Германия, Япония, Китай показывают, что именно такие мелкие динамичные предприятия значительно облегчают процесс инноваций крупному бизнесу, выпуская всякую нужную мелочевку и выполняя различные обеспечивающие функции. Впрочем, национальный проект по развитию малого бизнеса есть. Посмотрим, к чему он приведет в итоге.

Сейчас на российском рынке стали горячая пора. Металлургические компании, не обращая внимание на относительно слабую конъюнктуру за рубежом, поднимают цены на стальную продукцию для отечественных покупателей. В результате и дистрибьюторы, как бы они ни жаловались на низкий спрос, вынуждены подтягивать вверх свои котировки. Но если повышение со скрипом, но происходит, может быть, не все так плохо?!..
ИИС Металлоснабжение и сбыт

Материалы по теме:
14/10/2019Производители нержавеющей стали КНР сократили объёмы за сентябрь
14/10/2019Ожидание. Российский и мировой рынок стали: 6-13 октября 2019 г.
11/10/2019Япония предупреждает об ухудшении конъюнктуры на рынке стали
10/10/2019КНР: выплавка стали в конце сентября снизилась до 5-месячного минимума
10/10/2019Продолжение последовало. Российский и мировой рынок листового проката: 2-8 октября

Версия для печати: http://www.metalindex.ru/news/tape/2019/07/29/tape_59525.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2019
Рейтинг@Mail.ru