Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу | Забыли пароль?
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Июнь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Май
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Яндекс цитирования

Слова и обещания. Российский и мировой рынок стали — итоги недели (23-30 сентября 2018 г.)

01 октября 2018, 11:08

В последнюю неделю сентября цены на стальную продукцию на мировом рынке, в основном, слабо понижались, а российские металлургические компании корректировали в меньшую сторону заводские котировки на прокат, пересматривая условия поставок в прошедшем месяце. Российское правительство в то время занималась конкретизацией планов развития экономики на ближайшие годы, а за рубежом на первом плане находились вопросы международной торговли, которую перекраивает под свои текущие нужды американская администрация.
Выступление президента Дональда Трампа в ООН было по-своему прекрасно. Нынешняя американская идеология и политика все более очевидно предстает во всем своем откровении. Сводится она к двум пунктам. Первое: Штаты будут делать все, что они хотят. Второе: другие страны будут делать только то, что им позволят США.

Подобный незамутненный взгляд на вещи, как ни странно, не находит понимания даже среди американских сателлитов. Крупнейшие страны ЕС заявили на прошлой неделе о намерении создать специальную структуру для торговли с Ираном в обход американских санкций. Аналогичный механизм будут использовать в Индии, а такие страны как Китай и Турция вообще не собираются подчиняться американским запретам.

Саудовская Аравия проигнорировала прозвучавший в Твиттере призыв Дональда Трампа о снижении цен на нефть. Поэтому удачные действия США по ограничению иранского экспорта будут, очевидно, сопровождаться дальнейшим повышением цен. Биржевые котировки на сорт «брент» впервые с ноября 2014 г. превысили отметку $80 за баррель, а некоторые уважаемые специалисты предсказывают и достаточно скорый выход на стодолларовый рубеж.

Причем ирония судьбы заключается не в том, что кто-то не хочет увеличивать добычу нефти, чтобы компенсировать иранские потери, в том, что никто не может этого сделать в сжатые сроки. Та же Саудовская Аравия, по-видимому, близка к потолку производства, и даже у американских нефтяников возникли очевидные проблемы. На крупнейшем в стране сланцевом месторождении Permian на границе штатов Техас и Нью-Мексико добыча вышла на такой уровень, что нефть стало некуда девать. А ввод в строй новых нефтепроводов, которые должны убрать эти ограничения, состоится только в 2020 г. - спасибо Дональду Трампу с его тарифами на импортные трубы.

Вообще, хотя стальные и алюминиевые тарифы, безусловно, оказали благотворное воздействие на американских металлургов, потребители от их действия не в восторге. Как заявил на прошлой неделе генеральный директор Ford Джим Хэкетт, их введение обходится корпорации в миллиард долларов в год, если отсчитывать от марта 2018 г. Объясняется это тем, что поставщики комплектующих подняли цены на свою продукцию из-за удорожания металла.

Правда, в президентской администрации США рассматривается проект введения защитных пошлин на автомобили, что, по подсчетам Ford, приведет к увеличению стоимости средней импортной машины почти на $7 тыс. и позволит национальным автопроизводителям поднять цены на свою продукцию на $4 тыс. Но как на это посмотрят американские потребители?! Причем это они еще не почувствовали последствия торговой войны с Китаем! Но, как предупредил глава ФРС Джером Пауэлл, они это еще почувствуют. Введение с 24 сентября 5-10% пошлин на широкий ассортимент китайских товаров с повышением ставки до 25% с 1 января 2019 г. вскоре отразится в подорожании всевозможного ширпотреба.

Между тем, американо-китайская торговая война все-таки начинает оказывать зримое влияние на мировой рынок стали. Введение пошлин затронуло ряд высокотехнологичных отраслей экономики КНР и ухудшило потребительские настроения. В Китае меньше покупают и, соответственно, выпускают автомобилей, бытовой техники, промышленного оборудования. А действия правительства страны, направленные на компенсирующее стимулирование экономического роста, относятся, главным образом, к инфраструктурному и жилищному строительству.

В итоге в Китае дешевеет листовой прокат, а местные металлургические компании становятся более уступчивыми в экспортных операциях. В конце сентября котировки на китайские горячекатаные рулоны опустились до $560-570 за т FOB. Это самый низкий уровень с ноября прошлого года.

Впрочем, в последнюю неделю на китайском рынке стали проявилась еще одна негативная тенденция. Изменилась государственная политика в отношении зимних ограничений производства. Если прошлой зимой сокращать загрузку мощностей приходилось всем металлургическим компаниям, чьи предприятия находились в определенных районах, то теперь провозглашается индивидуальный подход. Решения о введении ограничений на выпуск чугуна, агломерата, кокса и т. д. будут приниматься местными властями в зависимости от текущей экологической обстановки на подведомственной им территории. И затрагивать они будут компании, не вписывающиеся в нормативы по выбросам пыли, сернистого газа и окиси азота.

Это означает, что наиболее передовые (и, как правило, крупные) металлургические предприятия сохранят зимой высокий уровень загрузки мощностей. С одной стороны это, конечно, хорошо, но, с другой, китайские специалисты не без оснований опасаются возникновения избытка предложения стальной продукции. По данным World Steel Association (WSA, Worldsteel), за первые восемь месяцев 2018 г. в Китае было выплавлено 617,4 млн. т стали. На минуточку, это, в среднем, 2,54 млн. т в день или более 927 млн. т в годовом эквиваленте, почти на 100 млн. т или 11,6% больше, чем в 2017 г. Конечно, китайская статистика — вещь хитрая, и не известно, сколько выплавленного в прошлом году металла не попало в официальные сводки, но от этих цифр становится как-то тревожно.

Впрочем, опасаться экономического обвала в Китае из-за американских пошлин либо новой внешней экспансии китайских металлургов, пожалуй, пока не следует. Да и китайский рынок отличается непостоянством. Сегодня на нем спад, а завтра, глядишь, снова рост. Для российских производителей фактор конкуренции со стороны китайских коллег в данный момент не слишком важен. Чего никак нельзя сказать о Турции.

Во второй половине сентября турецкие власти сделали предсказуемый ход — ввели предварительные квоты на импорт стали (к слову сказать, очень жесткие, особенно, в отношении листового проката) и 25%-ные пошлины на сверхлимитные поставки. В этом они полностью повторили действия Европейской комиссии. Но основная проблема заключается не в этом!

После валютных шоков в мае и августе экономика страны свалилась в полноценный кризис. Внутреннее потребление стальной продукции упало. Турция резко сократила импорт стали и увеличила экспорт заготовки и листового проката, причем, проводя весьма агрессивную политику на внешних рынках. Российские компании в результате утратили крупнейший рынок сбыта и получили сильного конкурента. В результате стоимость российских горячекатаных рулонов, как и китайских, упала до самой низкой отметки с ноября прошлого года.

При этом, проблемы турецкой экономики, очевидно, имеют долгосрочный характер. Министр казначейства и финансов Турции Берат Албайрак 20 сентября озвучил Новую экономическую программу, направленную на вывод национальной экономики из кризиса в течение трех лет. На 2019 г. она предусматривает торможение экономического роста до 2,8% (по прогнозу Мирового банка — 0,5%), 15,9%-ную инфляцию, рост безработицы и сокращение государственных расходов почти на $10 млрд. И в первую очередь «обрезаться» будут государственные инвестиционные программы, в частности, в области инфраструктурного строительства. Вероятно, серьезные потрясения ожидают турецкую банковскую систему, где в последние месяцы подскочила доля проблемных кредитов.

Таким образом, по крайней мере, в ближайшие год-два потребление стальной продукции в Турции будет относительно низким, а российские металлурги вряд ли смогут рассчитывать на возвращение к докризисным отношениям в обозримом будущем. Вообще, экспортная конъюнктура на мировом рынке стали ухудшается. США, ЕС, Турция, Индия, другие страны огораживаются от внешних поставщиков пошлинами и квотами. Такие страны как Алжир, Вьетнам, Египет, ОАЭ, Иран, Индонезия проводят активную политику импортозамещения и сами выходят за рубеж в качестве экспортеров стальной продукции. Поэтому приходится повторять: для российских компаний все более важным становятся внутренний рынок и участие в зарубежных проектах российского бизнеса (хотя последних пока что слишком мало, примеры - «Росатом», РЖД).

В российском правительстве в последнюю неделю между тем обсуждали животрепещущие вопросы экономического роста, инвестиций в инфраструктуру, цифровой экономики и прочие занимательные темы. В целом в правительстве настроены оптимистично. Российская экономика, может, не поражает высокими темпами роста, но зато она устойчива и может выдержать достаточно сильные удары, пришедшие извне, будь то новые, более жесткие, американские санкции или глобальный кризис с падением цен на энергоносители до уровня 2015 г. Впрочем, Министерство финансов США недавно признало, что «наехать» на Россию как на Иран или КНДР по-любому не получится.

В то же время, вопрос о развитии экономики России в более благоприятных внешних условиях (при достаточно высоких ценах на нефть, отсутствии глобального кризиса и неусилении конфронтации со странами Запада) остается открытым. Правительство ставит перед собой цели широкого внедрения цифровых технологий, увеличения несырьевого экспорта, в среднем, на 9,4% в год до 2024 г. и доведения его до $250 млрд.,а также все-таки (по словам премьер-министра) ускорения экономического роста хотя бы до среднемирового уровня.

Отдельные инструменты для этого в общем есть. Это, в частности, заявленные 5,5 трлн. руб. инвестиций в инфраструктуру, которые обеспечат увеличение спроса на материалы и дадут выигрыш для экономики в целом за счет улучшения транспортного сообщения. Инвестиционный процесс в значительной степени будет происходить в рамках частно-государственного партнерства, кроме того, планируется рост капиталовложений госкорпораций.

Осталось только самое трудное — превратить слова и обещания в реальные дела и дать, наконец, официальный старт хотя бы парочке значимых проектов, чтобы улучшить психологический климат. Потому что пока на повседневном уровне каких-либо зримых перемен не слишком заметно.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе «Аналитика».

Кроме того, ознакомиться с тенденциями развития российской и мировой металлургической отрасли, обсудить актуальные вопросы и встретиться с интересными людьми в четвертом квартале 2018 г. можно будет на конференциях «Медь, латунь, бронза: тенденции производства и потребления» 11-12 октября в Екатеринбурге и «Российский рынок металлов» 12 ноября в Москве.

ИИС Металлоснабжение и сбыт


Материалы по теме:
26/06/2019Хлипкие подпорки для цен. Российский и мировой рынок сортового проката: 10-24 июня
25/06/2019WSA: производство стали в мире с начала года выросло на 5%
25/06/2019Министерство стали Индии добивается повышения пошлин для сдерживания китайского импорта
25/06/2019Вьетнам нервничает из-за нового витка перепроизводства стали в Китае
24/06/2019Мексиканская Ahmsa увеличит производство стали и проката

Версия для печати: http://www.metalindex.ru/news/tape/2018/10/01/tape_57419.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2019
Рейтинг@Mail.ru