Африканские мотивы. Российский и мировой рынок стали: 23-30 июля 2023 г.

31 июля 2023, 08:05

Прошедшая неделя прошла под знаком саммита «Россия-Африка», состоявшегося в Петербурге 27-28 июля. В значительной степени он, конечно, был посвящен таким насущным проблемам как поставки российского зерна в африканские страны и борьба с терроризмом. Но у этого собрания, безусловно, было и очень широкое экономическое измерение на дальнюю перспективу.
На сегодняшний день Африка, безусловно, очень проблемный регион. Его постоянные беды — политическая нестабильность, зашкаливающая коррупция, сырьевой характер экономики, дефицит энергии, сильнейший кадровый голод. И если страны Северной Африки в целом соответствуют уровню «большого» Ближнего Востока, то большую часть остального континента можно смело назвать зоной экономического бедствия.
Тем не менее, если в 1980 г. средний уровень ВВП на душу населения по ППС в странах Африки южнее Сахары был, в среднем, в 8,2 раза меньше, чем в западных странах, а в 2000 г. - в 14,8 раза, то к 2022 г. это соотношение, по оценкам МВФ, чуть уменьшилось до 13,6 раза.
По оценкам Африканского банка развития, в 2023-2024 гг. в первую мировую десятку по темпам роста ВВП войдут пять африканских стран, правда, здесь нужно учитывать и эффект низкой базы. Впрочем, в 2022 г. из 54 африканских государств 53 имели положительные темпы роста ВВП, а средний уровень по региону составит в текущем году порядка 4%.
Впрочем, всё это цифры, которые пока не дают ответа на основной вопрос: чем Африка может быть полезна России? Как отмечалось на форуме, в 2022 г. российско-африканский товарооборот составил около $18 млрд., из которых более 60% пришлось на пять стран: Алжир, Египет, Марокко, Нигерия и ЮАР. Причем, по большей части, это был российский экспорт. Из них более 50% пришлось на машины и оборудование, химическую продукцию и продовольствие. Среди оставшейся половины преобладают оружие и энергоносители.
Конечно, и такой рынок сбыта по нынешним временам достаточно ценный. В том числе, и для металлургов. Как, в частности, заявил на одном из мероприятий саммита председатель правления холдинга «Новосталь-М» Иван Демченко, на Африку приходится около 20% экспортных поставок группы.
Однако, по данным Worldsteel, в 2021 г. все африканские страны, вместе взятые, импортировали из-за пределов региона всего лишь 18,6 млн. т стали — немногим больше, чем одна Турция. Средний объем потребления стальной продукции на душу населения в африканских странах без учета Египта и ЮАР оценивается Worldsteel в 18,2 кг в год — в 12,8 раз меньше среднемирового уровня. Причем этот показатель в последние несколько лет не растет. В 2017 г., например, он равнялся 18,6 кг в год.
Углубление экономических отношений с африканскими странами имеет смысл только в том случае, если замахнуться на полный слом сегодняшней африканской экономической модели. Она заключается в том, что в регионе, по сути, развивается и получает инвестиции только одна отрасль — добыча и первичная переработка полезных ископаемых. Продукция с самой высокой добавленной стоимостью, которую экспортируют большинство африканских государств, - это медный, цинковый и прочий концентрат. Определенные средства вкладываются в инфраструктуру и энергетику — в основном, для обеспечения добычи и экспорта полезных ископаемых.
В прежние времена Советский Союз помогал некоторым африканским странам создавать с нуля более продвинутые отрасли экономики. Как отметил президент в своей статье, вышедшей накануне форума, к середине 80-х гг. в регионе было построено с помощью Союза более 330 крупных инфраструктурных и промышленных объектов: электростанций, ирригационных систем, индустриальных и аграрных предприятий. Десятки тысяч африканских студентов учились в советских ВУЗах.
Западники действовали проще и по-своему эффективнее. Они купили африканскую верхушку, поделившись с ней минимальной долей своих доходов, и получили свободу рук в эксплуатации природных богатств континента. В последние годы в некоторых африканских странах были примеры того, как правительства пытаются (и не без успеха) переписать условия соглашений с западными компаниями в свою пользу, но пока что они имеют единичный характер.
В прошлом десятилетии немалую активность в Африке проявляли китайцы. Но им удалось закрепиться только в некоторых странах. При этом они действуют, в основном, в рамках той же сырьевой модели. Одно из немногих исключений — строительство металлургического завода в Зимбабве компанией Tsingshan.
Российские компании тоже имеют в некоторых африканских странах сырьевые активы. Если не брать в расчет Центральную Африку, это, например, добыча бокситов в Гвинее группой «Русал». Но в принципе Россия может взять на вооружение и что-то из прежних советских методов, но на новый лад. Создавать для себя в Африке потребителей и партнеров, помогая странам континента двигаться дальше по производственной цепочке, предоставлять услуги в области образования и обеспечения безопасности.
Сейчас большинство африканских стран не в состоянии предложить России что-либо ценное, так как они мало что производят, а свои собственные природные богатства слабо контролируют, но эта ситуация может измениться. Если помочь африканцам реально зарабатывать, готовить для них специалистов, а также защищать свои вложения от посягательств, страны региона могут стать достаточно значимыми покупателями российской промышленной продукции, включая металлургическую.
Африканская перспектива важна еще и по той причине, что мировой рынок стальной продукции в целом сужается. Западные страны обосабливаются, ограждаясь от «чужих» поставщиков импортными квотами, антидемпинговыми пошлинами и «углеродными» тарифами. Скорее всего, в обозримом будущем российские металлурги не смогут вернуться ни на американский, ни на европейский рынок.
Многие страны, которые ранее были крупными импортерами стали, обзаводятся новыми металлургическими предприятиями. По такому пути, в частности, пошли Вьетнам, Индонезия, Малайзия, которые превратились в экспортеров. На очереди — Филиппины. Вообще, из стран АСЕАН отстает с развитием металлургии только Таиланд. В Турции в ближайшие годы войдут в строй несколько станов горячей прокатки. Стальная продукция из Алжира, Египта, Омана, Катара все в больших объемах поступает на внешние рынки.
Несколько крупных нетто-импортеров стальной продукции есть в Латинской Америке — Мексика, Колумбия, Перу. Но там преобладают другие поставщики. Южная Корея — тоже значимый покупатель, но на этом рынке доминируют Китай и Япония. Вот и получается, что Африка — один из немногих растущих и открытых для российского бизнеса регионов.
В конце июля на мировом рынке стали не происходило особо значимых событий. В Европе начался период летних отпусков. Видимый спрос на стальную продукцию там упал, а местным металлургическим компаниям пришлось немного опустить вниз цены. ФРС США и Европейский центральный банк снова подняли ключевые ставки, продолжая борьбу с инфляцией, так что рассчитывать на существенное улучшение экономики в этих регионах сложно. Осень — пора урожайная, но там созреет и много горьких плодов.
В Китае 24 июля состоялось заседание Политбюро ЦК КПК, на котором рассматривались экономические вопросы. Было заявлено, что рост надо ускорять, а внутренний рынок — поддерживать. Благодаря этому котировки на стальную продукцию на национальном рынке пошли вверх и достигли самого высокого уровня за последние три месяца.
Но на данный момент пока нет ответа на самый животрепещущий вопрос — а как, собственно, китайцы будут поднимать свою экономику? Озвученные меры — реновация в 19 городах, строительство зарядных станций для электромобилей, меры по поддержке производителей электроники — выглядят достаточно скромными. Да и эффект они дадут, скорее, в среднесрочной перспективе. Поэтому, как уже неоднократно бывало в последние месяцы, надежды на быстрый рост могут опять смениться разочарованием.
Турция тем временем продолжает падать. Спрос остается низким, металлургические компании все ниже опускают свои котировки. Соответственно, пока нет шансов на восстановление экспортных цен на российскую заготовку и рост внешних продаж листового проката. В результате отечественные металлургические компании отправляют все большую часть своей продукции на внутренний рынок, создавая там риск избытка предложения.
Собственно, в конце июля на споте в Москве несколько понизились цены на арматуру и горячекатаный прокат. В августе практически во всех секторах рынка ожидается рост, но поглядывать надо зорче. Излишки... они копятся. Хотя строительная отрасль и обрабатывающая промышленность не дают поводов для беспокойства и демонстрируют солидные темпы роста. Даже с исполнением бюджета, согласно заявлениям Минфина, ситуация должна улучшиться.
Август — особый и зачастую непростой месяц в нашей истории. Но все-таки хочется верить, что после возвращения из отпуска встретишь рынок таким, каким он и был в последних числах июля, а не изменившимся до неузнаваемости.
ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Материалы по теме:
22/02/2024Импорт стали в ЕС сократился в январе-ноябре 2023 года
22/02/2024Импорт чушкового чугуна в Турцию в 2023 году незначительно сократился в объеме, но не в стоимости
19/02/2024Полиметалл продает российский бизнес за $3,69 млрд
16/02/2024Eurostat: импорт ферротитана из РФ в 2023 году вырос на 11%
16/02/2024Hecla Mining произвела в 2023 году 14,3 млн унций серебра

Источник: http://www.metalindex.ru/news/2023/07/31/news_67310.html
Rambler's Top100 Rambler's Top100 Участник рейтинга МЕТАЛЛ TOP10 Рейтинг@Mail.ru