Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Май
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Апрель
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Яндекс цитирования

Задачи определены, цели ясны. Российский и мировой рынок стали: 9-16 января 2022 г.

17 января 2022, 09:21

Праздники завершились, и пошла работа без раскачки. Началось все, конечно, с посиделок в Женеве, где все пошло точно по пословице: «Дураку закон не писан, а если писан, то не читан, а если читан, то не понят, а если понят, то не так». Впрочем, ожидать иного было сложно.
Теперь, по идее, должно последовать продолжение. Однако пока что рынки сохраняют на этот счет полное спокойствие. Только рубль к концу недели заметно просел. Но это дело такое. На валютной бирже у нас обитают, в основном, такие интересные зверьки, которые реагируют только на негативные новости, даже потенциальные и воображаемые. А вот то, что нефть опять подорожала до более $85 за баррель, там, конечно, никто не соизволил заметить.
Между тем, в российском правительстве настроены совершенно спокойно и по-рабочему. Это, в частности, показал очередной Гайдаровский форум, состоявшийся 13-14 января в онлайновом режиме. Там было сказано много важного и интересного, но более подробно об этом можно будет прочитать через пару-тройку недель в февральском номере МСС. Если же пройти по основным тезисам, картина получается следующая.
«Период адаптации к вызовам пандемии завершен, - заявил в обращении к участникам форума премьер-министр Михаил Мишустин. - Можно и нужно двигаться дальше в рамках национальных целей развития... Мы приняли единый план. Он объединил мероприятия в рамках национальных проектов, государственных программ, а также 42 новых стратегических инициатив, которые необходимы для достижения национальных целей».
Таким образом, если не случится чего-либо совсем из ряда вон выходящего, коронавирус перестанет оказывать значимое воздействие на российскую экономику. Кампания по вакцинации, безусловно, будет продолжаться, но тотальной QRизации и новых локдаунов, скорее всего, уже не будет.
Одна из основных целей — выход на стабильные темпы экономического роста выше 3% в год. Причем этот рост должен быть «качественным» и сопровождаться соответствующим повышением уровня благосостояния населения. Основным его источником названы частные инвестиции.
Государство здесь берет на себя множественные роли. В частности, оно само будет активно выступать в качестве инвестора, прежде всего, в инфраструктуру, оказывать разностороннюю поддержку инвесторам, создавать благоприятный деловой климат.
Глава Счетной палаты Алексей Кудрин, выступая на форуме, не мог не заметить, что доля государства в российской экономике слишком велика. Однако тут напрашивается вопрос: а где именно он бы хотел, чтобы она стала меньше?! Государство в России — это энергетика (возвращение к рыночной реформе по Чубайсу — спасибо, больше не надо!), ведущие нефтегазовые компании (помним «скважинную жидкость» и соглашения СРП с иностранцами), важнейшие коммуникации (нет, РЖД лучше оставаться единой и под госконтролем), оборонная промышленность (вспоминаем 90-е годы как страшный сон), некоторые важнейшие отрасли машиностроения (судостроение, аэрокосмос — вспомним 90-е еще раз и содрогнемся), несколько крупнейших банков (кто-то думает, что в частных руках «Сбер» будет работать лучше?!). В общем-то, всем этим направлениям приватизация противопоказана. Ибо.
В России не государства в экономике слишком много, это частного сектора слишком мало! Причем большая и лучшая его часть продолжает использовать задел, оставшийся еще с советских времен. Широкомасштабное строительство новых современных предприятий мирового уровня началось в таких отраслях как металлургия, химия, автомобиле- и машиностроение только в последние 10-12 лет. И надо, чтобы таких проектов стало больше!
Как отметила глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина, деньги у компаний есть, кредиты — не проблема, главное — нет желания брать на себя акционерный риск. Это, по ее мнению, и есть главный фактор, сдерживающий инвестиционный процесс в России. А заодно, наверное, и одна из основных причин вывоза капитала. Если его стремновато использовать дома, он будет работать за границей. Значит, надо снижать риски за счет совершенствования законодательства, уменьшения неопределенности, активизации частно-государственных партнерств.
Основные риски для российской экономики имеют внешний характер. По мнению членов экономического блока правительства, рост инфляции в глобальном масштабе — это всерьез и надолго. Ковид способствовал тому, что правительства многих стран начали заливать свою экономику деньгами, наращивать расходы и копить долги. В итоге в США потребительская инфляция в декабре достигла нового максимума с 1982 г., а индекс цен на необработанные товары для промежуточного спроса (первое звено в производственно-сбытовых цепочках) — с 1948 г.!
От этой политики, вроде бы, надо отказываться — бороться с инфляцией путем повышения ставок, изживать бюджетные дефициты, переходить к жесткой денежной политике. Но никто в мире не знает, как это сделать, не обвалив экономику в кризис. Нынешнюю ситуацию можно сравнить с нефтяным шоком 70-х гг., но тогда из него вышли за счет займов. Сейчас же общий долг мировой экономики, по словам министра финансов Антона Силуанова, достиг 260% от глобального ВВП. И наращивать эту пирамиду больше нельзя.
Поэтому защита от «импортируемой» инфляции является одной из важнейших задач правительства на 2022 г. Здесь будут по-прежнему применяться чрезвычайные краткосрочные меры — демпферы, экспортные пошлины, элементы ценового контроля, без этого не обойтись.
Но нынешняя инфляция имеет комплексный характер. Это одновременно инфляция спроса (избыточные деньги в системе), инфляция предложения (рост затрат на энергию, разрыв глобальных кооперационных цепочек) и структурная инфляция (энергопереход как новый источник роста расходов). Поэтому и бороться с ней над комплексно, с помощью долгосрочных мер по созданию здоровой экономики без перекосов, с расшивкой узких мест и не только путем зажимания спроса, но и посредством расширения предложения.
Здесь важнейшую роль будет играть снижение зависимости российской экономики от критического импорта. По словам министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, сейчас начинается переход к «Импортозамещению 2.0». Если ранее приоритетом было освоение производства передовой промышленной продукции, то теперь ставится задача переносить на российскую почву полные производственные цепочки, начиная от сырья, материалов, комплектующих и заканчивая НИОКР и созданием новых технологий.
Тут правда, есть некоторое противоречие, обусловленное политикой. С одной стороны, под угрозой торговой блокады Россия идет к некоторой автаркии. С другой, поощряется более широкое участие российских компаний в международной кооперации. При этом конечной целью движения в этом направлении заявляется выступление наших производителей в качестве EPS-контракторов, которые строят за рубежом заводы под ключ, дирижируя оркестром российских и зарубежных поставщиков. Кстати, в качестве положительного примера Денис Мантуров привел недавнее строительство Ташкентского металлургического завода группой «Метком».
Новое важное направление — ESG, энергетический переход и климатическая политика. Здесь Россия принимает международную повестку, навязываемую западными странами, хотя и планирует провести собственное комплексное исследование, чтобы оценить реальное влияние выбросов парниковых газов на климат.
Так или иначе, российским экспортерам придется действовать на мировом рынке с растущим климатическим уклоном. А, как известно, с волками жить — учи волчий разговорник. Однако в России принят крайне мягкий подход по отношению к промышленности, от которой пока что требуется лишь считать свои выбросы, а не платить за них (тут, однако, все еще впереди). Вообще, главную ставку Россия делает на поглощение углекислого газа с помощью своего лесного фонда.
И тут главная задача — добиться, чтобы ее усилия реально засчитывались на мировом уровне, а российские компании могли получать освобождение от углеродных тарифов на основании реализации своих климатических проектов. Для этого проводится огромная работа по созданию международно признанной системы верификации и учета углеродных кредитов.
Кроме того, Россия готова поучаствовать в работе новых рынков в качестве поставщика водорода, солнечных панелей, ветроустановок и электротранспорта. И вообще, как отметил министр экономики Максим Решетников, если сокращать выбросы углекислого газа, то делать это надо там, где эффективно, а не там, где считают идеологически правильным европейские политики.
От политики с макроэкономики можно теперь перейти к делам металлургическим. Первая неделя после возвращения с каникул не сопровождалась существенными ценовыми изменениями на рынках стальной продукции, но принесла новые тенденции. Причем в России и за рубежом они оказались совершенно различными.
Новости по теме
07:16, 27 декабря 2021 г.Надежды, риски и ожидания. Российский и мировой рынок стали: 19-26 декабря 2021 г.Надежды, риски и ожидания. Российский и мировой рынок стали: 19-26 декабря 2021 г.
Так, позитивненько начался год для отечественных экспортеров заготовки и сортового проката. В Турции с января цены на природный газ подскочили на 50%, а тарифы на электроэнергию для промышленных потребителей — более, чем в 2,2 раза. Поэтому местным металлургическим компаниям пришлось срочно увеличивать стоимость своей продукции.
Турция — известный законодатель мод на всем Ближнем Востоке, так что по всему региону произошел рост цен. Российская заготовка, в частности, уже котируется выше $600 за т FOB, вернувшись на уровень более, чем месячной давности. К этой отметке могут выйти и дальневосточные поставщики вследствие оживления спроса в Китае.
В секторе сортового проката — свои причины для оптимизма. Европейские производители данной продукции всеми силами пытаются организовать повышение. Газ более чем по $1000 за 1 тыс. куб. м и электроэнергия по 150-250 евро за МВт-ч — это сурово. Энергетические проблемы возникли и у украинского ДМЗ, а у «АрселорМиттал Кривой Рог» вспыхнул конфликт с властями с арестом счетов и прочими «радостями жизни». Соответственно, конкуренция на рынке ослабевает.
Однако в России, где год стартовал с небольшого подорожания арматуры, ситуация другая. Причем росту она, в целом, не слишком способствует. Холодная и многоснежная зима сузила спрос на прокат строительного назначения, дефицита нет и в помине, лом потихоньку дешевеет, а в сбытовой сети некоторых металлургических компаний скопились изрядные запасы. Конечно, когда за рубежом ценовой рост, в России спада не бывает, но для нового повышения в секторе арматуры, казалось бы, и нет особых причин.
С листовым прокатом все складывается с точностью до наоборот. В России его небольшое подорожание в целом оправдано из-за ограниченного объема предложения листа. А вот за рубежом цены падают вследствие агрессивных действий индийских металлургов. За последние три недели они понизили экспортные котировки на горячекатаный прокат на $20-30 за т. Причем, их продукция заполняет почти все доступные рынки, словно идеальный газ. В принципе, российские компании ждут улучшения в Азии в феврале, после китайского Нового года. Однако может оказаться, что к тому времени рынок накушается индийскими рулонами на пару месяцев вперед.
В общем и целом, работаем в нормальном режиме, но не прекращая внимательно следить по сторонам.
ИИС Металлоснабжение и сбыт

Материалы по теме:
27/05/2022Бразилия продолжит снижение пошлин на импорт стали и алюминия
26/05/2022ФРТП: в 2022 году экспорт российских труб может уменьшиться на треть
26/05/2022Worldstainless: в 2022 году объёмы потребления нержавеющей стали вырастут на 3,6%
26/05/2022Kobe Steel планирует продать 1 млн тонн "низкоуглеродистой" стали в 2030 году
26/05/2022Минпромторг не ожидает падения спроса на сталь более чем на 9% в 2022 году

Версия для печати: http://www.metalindex.ru/news/2022/01/17/news_65314.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2022
Рейтинг@Mail.ru