Rambler's Top100
Сделать стартовой | Добавить в избранноеРегистрация | Заказать услугу
МойМеталлопрокат.ру|Мой ХОТ|Мой спрос
ЛогинПароль
Январь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Яндекс цитирования

От кризиса не уйдешь. Российский и мировой рынок стали: 14-21 ноября 2021 г.

22 ноября 2021, 08:32

Прошла всего неделя после завершения выставки «Металл-Экспо», а уже кажется, что это было давным-давно. Просто за последние дни произошло много событий, которые, как иногда кажется, буквально растягивают время.
Для отечественной металлургии прослеживаются два ключевых направления. Первое — это повышение цен на прокат и его законотворческие последствия. Второе — климатическая повестка, которая превратилась в постоянно действующий долгосрочный фактор.
Внутренние котировки на арматуру в России достигли пика в начале ноября, а теперь постепенно спускаются с него. Пошел пересмотр заводских цен, корректируются в сторону понижения предложения в прайс-листах металлотрейдеров. Теперь сильно завышенной выглядит стоимость фасонного проката. Лист, возможно, сохранит свои позиции в декабре благодаря ограниченному ремонтами объему предложения, но перспектив для дальнейшего роста пока не видно. Да и Минпромторг, как говорится, не велит...
Продление экспортных пошлин на прокат после 1 января пока остается этакой страшилкой для непослушных производителей. Реально же металлургов облагодетельствовали тремя новациями — НДПИ на железную руду, акцизом на жидкую сталь и повышением экспортных пошлин на металлолом.
Размер акциза в нынешних условиях не представляет собой чего-то особо сложного для российских металлургических компаний. Стоимость слябов на экспорте сейчас немного превышает $700 за т FOB и 2,7% от этого показателя — это менее $20 за т. Мини-заводы, для которых акцизом облагается разница между сырьевыми затратами и экспортной ценой заготовки, тоже вряд ли должны жаловаться на госдумовских законодателей. Ставка НДПИ — 4,8% от котировок на концентрат с 62% железа на Сингапурской бирже с поправкой на содержание железа в налогооблагаемой продукции — тоже не сулит вертикально интегрированным компаниям больших расходов.
В систему заложен механизм, снижающий либо обнуляющий платежи при падении мировых цен на руду или стальные полуфабрикаты. Правда, мини-заводы могут столкнуться с некоторыми проблемами в случае сильной девальвации рубля, так как затраты у них считаются в отечественной валюте, а продажные цены в — долларах, но такой вариант все-таки не слишком вероятен. Более серьезной может оказаться другая опасность, которой могут быть подвержены комбинаты, — низкая рентабельность при высоких экспортных долларовых ценах на слябы. Но к этой теме мы вернемся позже.
Так или иначе, по сравнению с экспортными пошлинами на прокат новые платежи не так уж и велики и обременительны. Кроме того, металлургам предлагается расширение внутренних поставок металлолома за счет минимизации поставок этого сырья в дальнее зарубежье. Правда, как показал опыт последних месяцев, повышение экспортной пошлины на лом до 45, а затем до 70 евро за т оказало лишь сравнительно небольшое и непродолжительное воздействие на российский рынок. Цены на это сырье продолжают расти. Они уже превысили прежний рекорд, поставленный в начале июня. Ряду заводов лом обходится уже по 30 тыс. руб. за т с доставкой без НДС, и это, судя по всему, еще не предел.
Основная проблема заключается в том, что металлолома в России собирается недостаточно много, а спрос на него увеличивается. В последние годы на экспорт в дальнее зарубежье уходило не более 9-12% от валового ломосбора, и даже полное обнуление этого показателя отечественную металлургическую отрасль не спасет. Возможно, решение нужно искать не в запретах на экспорт, а в стимулировании и облегчении ломосбора. Иногда эта отрасль производит впечатление уж слишком зарегулированной.
Значение металлолома для российской металлургии, как ожидается, будет расти в долгосрочной перспективе, так как перед отраслью официально поставлена новая задача — бороться с глобальным потеплением и выбросами углекислого газа. Хотя конференция ООН по климату COP26 в Глазго завершилась без каких-либо судьбоносных решений (даже угольную энергетику не запретили), но участвующие в ней страны обязались в кратчайшие сроки разработать свои планы по декарбонизации.
На Координационном совете по промышленной политике в металлургическом комплексе при Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации, который состоялся в рамках деловой программы «Металл-Экспо», как раз поднимался вопрос о разработке отраслевой стратегии декарбонизации. Эту работу необходимо сделать в ходе подготовки Плана реализации Стратегии социально-экономического развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 г.
Как отмечалось в ходе обсуждения, у металлургов (не только российских, но и зарубежных) пока нет в распоряжении технологий, которые позволили бы радикально сократить выбросы углекислого газа при производстве стали.
Внедрение водородной металлургии требует решения ряда непростых технических проблем, причем это, очевидно, будет очень дорого. Улавливание и захоронение углекислого газа, что теоретически позволит не менять базовые технологии, тоже весьма дорого и требует наличия особых геологических условий. Замена доменных печей и конвертеров на электропечи приведет, прежде всего, к дефициту сырья — металлолома и качественной железной руды для получения ГБЖ. А перевод промышленности на прерывистую и ненадежную ветряную и солнечную генерацию — это вообще бред. Хорошо, что у нас хотя бы этим не заморачиваются, предпочитая развивать атомную энергетику, строить газовые энергоблоки и использовать ГЭС.
Однако, так или иначе, российским металлургам в ближайшие годы придется выбрасывать огромные деньги буквально на воздух, да еще запрашивать финансовую поддержку от государства на осуществление энергоперехода. Причем единственным результатом от этой многотрудной деятельности станет некоторое снижение выбросов углекислого газа, что может быть, когда-нибудь и как-нибудь повлияет на климат всей планеты.
Конечно, если все эти деньги будут потрачены в России, ущерб для экономики в целом может оказаться не таким уж большим. В конце концов, даже такой корифей экономической мысли как Джон Мейнард Кейнс вполне положительно относился к проектам наподобие строительства египетских пирамид. Мол, деньги должны трудиться, создавая рабочие места и платежеспособный спрос, а на что они тратятся — уже не так важно.
Но как-то слабо верится, что в этом деле российские металлурги обойдутся без иностранной помощи. Ведущие поставщики оборудования Danieli, SMS и Primetals наперебой предлагают свои «зеленые» технические решения. А сколько денег уйдет западным консультантам и аудиторам, которые должны будут определить уровень соответствия российских антиуглеродных мер «правильным» стандартам климатической политики?! Причем нет никакой гарантии того, что эти данные будут хоть как-то приняты во внимание Брюсселем и Вашингтоном, которые станут определять правила этой игры.
Вообще, наблюдая за тем, что сейчас происходит в мире, частенько поминаешь добрым словом Советский Союз с его экономической автаркией. Издержки от глобализации и интегрированности в мировую экономику в последнее время нарастают и как бы не начали превышать преимущества.
Инфляцию, с которой героически борется Центробанк РФ, мы целиком и полностью импортировали из-за рубежа. При этом в 2022 г. нас может ожидать повторение пройденного. Правительство Японии объявило о намерении направить еще 56 трлн. иен ($490 млрд.) на стимулирование экономики, которая и в 2021 г. пострадала от ковида. Значительная часть этой суммы будет потрачена на поддержку населения и бизнеса, т. е. на формирование дополнительного спроса. В США в скором будущем может быть утвержден новый пакет на $1,75 трлн. на финансирование энергетического перехода и социальных мероприятий. Осталось, чтобы к заливанию кризиса деньгами вернулись Евросоюз и Китай, и мировую экономику снова захлестнет инфляционным валом. Тогда нам и 80 тыс. руб. за тонну арматуры покажутся божеской ценой, а 150 тыс. руб. за тонну оцинковки — приемлемым вариантом.
С другой стороны, западным странам и Китаю отступать некуда. Попытка снять экономику с денежной иглы и вернуть ее к докризисному состоянию может привести к широкомасштабному глобальному кризису. Пример такого подхода мы видим в Китае. Правительство КНР резко ограничило госинвестиции в инфраструктуру, затянуло кредитные краники и притормозило рынок недвижимости. В результате сильнейшим образом просел спрос на стальную продукцию, а производство упало до уровня 2018 г.
Конечно, тут большую роль сыграли и энергетические проблемы в Китае, но к ноябрю большую их часть удалось разрулить. Добыча угля в октябре достигла максимального уровня, как минимум, с марта 2015 г. В основном восстановлены железные дороги, пострадавшие от летних наводнений. Тем не менее, китайские компании не спешат наращивать производство стальной продукции, а при этом еще и активизировали свою деятельность на внешних рынках.
Поставки относительно дешевого китайского проката уже притянули вниз рынок восточной Азии. Горячекатаные рулоны продавались во Вьетнам в середине ноября по $800 за т CFR — существенно дешевле, чем могли предложить российские производители. Китайская листовая продукция доходит уже и до Турции, правда, с длительными сроками поставки. На подходе китайская катанка, стоимость которой на FOBe более чем на $100 за т ниже, чем у российской. Китай обвалил азиатский рынок заготовки, а не востребованная там продукция из Индии и Ирана пошла в Египет, который только-только отменил защитные пошлины.
В принципе, внутренние цены на прокат в Китае показывают признаки стабилизации, но их восстановление либо повышение экспортных котировок китайских компаний маловероятно. Спрос на стальную продукцию повсеместно слишком низкий. Прошлогодний потребительский бум сменился всеобщим спадом, который еще и усиливается двумя кризисами — транспортным и энергетическим.
Так что, куда не кинь — всюду клин. Не будет новых денежных вбросов — экономика зачахнет, цены будут все сильнее снижаться. Начнется новый раунд стимулирующих программ — инфляция продолжит ускорение, а ценовые рекорды середины прошлого года будут позорно биты. А так как Россия является неотъемлемой частью мировой экономики, то и нам не избежать общей судьбы.
Признаться, уж лучше это будет кризис по типу 2008 г.! По крайней мере, внутренний спрос благодаря национальным проектам в России не пропадет, а новое удешевление нефти как-то можно будет пережить. Но вариант со всемирной гиперинфляцией пока выглядит более вероятным. Зима по-любому будет тяжелой, а весна может оказаться очень бурной.
ИИС Металлоснабжение и сбыт

Материалы по теме:
21/01/2022Япония: рост производства стали в 2021 году составил 15,8%
21/01/2022Вьетнам ожидает дальнейшего роста производства стали в 2022 г.
21/01/2022Зимние ростки. Российский рынок листового проката и сварных труб: 12-19 января
21/01/2022Группа НЛМК в 2021 увеличила производство стали, но сократила продажи металлопродукции
20/01/2022Украина нарастила экспорт плоского проката в 2021 году

Версия для печати: http://www.metalindex.ru/news/2021/11/22/news_65048.html?template=23
Российский Союз Поставщиков Металлопродукции  
© 2000-2022
Рейтинг@Mail.ru